Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Не идут в разведку

09.12.2010

Полный текст статьи, опубликованной в приложении к газете КомерсантЪ

Минэнерго лоббирует налоговые льготы, забывая о геологоразведке

Последние полтора года многое изменили в представлении властей о состоянии дел в ТЭК. В феврале 2009 г. на совещании по проблемам нефтяной промышленности в Киришах вице-премьер Игорь Сечин говорил о том, что российская нефтяная отрасль стабильна и не нуждается в каких-либо экстренных мерах для ее поддержки. "У нефтяной отрасли в целом нет проблем, которые требовали бы какого-то аварийного подхода, она и так является локомотивом", - заверил Сечин.

В конце октября 2010 г. премьер Владимир Путин провел в Новокуйбышевске совещание по вопросу «О проекте генеральной схемы развития нефтяной отрасли на период до 2020 года», и в этом документе звучали уже совершенно иные оценки перспектив российской нефтянки.

Как показал анализ Минэнерго, «ресурсная база неф­ти Российской Федерации нахо­дится в критическом состоянии, <…> задел для поиска новых за­пасов нефти в России достаточно ограничен - не выявлено только 25% ресурсов нефти, <…> а запа­сы нераспределенного фонда недр весьма незначительны, поэтому лицензирование новых участков недр в ближайшие годы не станет стабилизирующим фактором для падающей добычи нефти в стра­не».

Иными словами, сколько ни занимайся геологоразведкой, положения это не спасает. Добыча при инерционном («плановом») сценарии сократит­ся с 494 млн т в 2009 г. до 388 млн т в 2020 г. и 228 млн т в 2030-м. Впрочем, если перекроить всю налоговую систе­му, предоставив нефтяникам всевозможные льготы («проектный вариант»), то до­быча будет нарастать, до­стигнув пика в 571 млн т в 2017 г. Но начиная с 2018 г., произ­водство нефти начнет постепен­но уменьшаться, и к 2020 г. не­фтяные компании будут добывать 547 млн т нефти, а к 2030-му – 346 млн.

Как показывает график 1, стра­ну ждет неизбежное падение не­фтедобычи в 2030 г., и на­логовые послабления лишь от­срочат этот момент. «Ситуацию в нефтегазовой сфере в России называют «российским миражом», - комментирует аналитик ИК «Тройка Диалог» Валерий Нестеров. - За внешним благополучием скрывается внутренняя дряхлость. Об этом говорит и Минэнерго. В перспективе отрасль может прийти к сильнейшему упадку, если не вмешается государство. Но и его возможности невелики. Нефтяные доходы формируют бюджет, и снижение налогов приведет к еще большим проблемам».

График 1. Суммарная добыча нефти в России по двум сценариям – плановому (без изменения налоговой системы) и проектному (с реформированием и инвестициями), млн т

Источник: журнал «Разведка и добыча» по данным проекта Генеральной схемы развития нефтяной отрасли РФ до 2020 г.

Живучий мираж

Мираж, между тем, пока выглядит вполне респектабельно. Добыча растет несколько лет подряд, и в 2010 г., по прогнозам Минэнерго, перевалит за 500 млн т – абсолютный рекорд за постсоветский период. За счет чего происходит рост - ведь геологи жалуются на недофинансирование геологоразведочных работ (ГРР) в течение последних 20 лет?

«Добыча растет, потому что в последние годы действовал эффект ввода в эксплуатацию месторождений, обнаруженных ранее, но введенных в разработку недавно», - разъясняет Нестеров. К подобным проектам относятся месторождения Ямало-Ненецкого автономного округа, Восточной Сибири. Сказывается и отдача от СРП, запущенных в 90-е гг.

О том же говорит аналитик ИФК «Метрополь» Александр Назаров. Компании активно вкладывают средства в развитие технологий поддерживающего сервиса. Например, в конце 90-х и начале нулевых был расцвет применения гидроразрыва, сейчас на смену ему пришла зарезка боковых стволов. А вот чтобы развивать сырьевую базу, нужно вкладывать деньги в ГРР, включая сейсмику и поисково-разведочное бурение. «И здесь, геологи правы, все очень плохо», - констатирует эксперт.

Но есть и другие точки зрения. Максим Шеин, начальник аналитического отдела ФК БКС, полагает, что заниматься поисками новых месторождений в мире в последние 10 лет не очень выгодно, так как стоимость приобретения доказанных запасов устойчиво меньше, чем стоимость поисковых работ. «Я сторонник разумного повышения инвестиций в ГРР, - говорит эксперт. - С долгосрочными тратами триллионов долларов торопиться не стоит. Новые виды топлива могут существенно снизить мировую потребность в нефти, и тогда громадные инвестиции в ГРР обернутся губительными убытками».

Советское наследие

Похоже, скептическое отношение к геологоразведке разделяют и в Минэнерго. «Стабилизация и возможный рост добычи нефти в стране определен выходом на подготовленные еще в советское время месторожде­ния в новых регионах (например, Ванкорское в Красноярском крае и ряд других месторождений). Таким образом, ближайшие пер­спективы добычи нефти в России до 2020 года связаны с распреде­ленным фондом недр и открыты­ми месторождениями», - сообща­ет проект Генсхемы.

Ни Восточная Сибирь, ни шельф не рассматриваются Минэнерго в качестве регионов, способных в течение ближайших 10 лет компенсировать падение добычи нефти в традиционных местах добычи, таких как Западная Сибирь и Поволжье. «Нефтяной потенциал шельфа северных морей оценивается в 10 млрд т. Однако доля разведанных запасов в этом очень незначи­тельна – менее 1%. Очевидно, что добыча углеводородов здесь бу­дет происходить за рамками 2020 г.», - заключают авторы проекта.

Соответственно, и какие-то особые стимулы для развития геологоразведки не нужны. Правда, в документе Минэнерго приводятся дежурные фразы о том, что «многократное снижение объемов ГРР после 1991 года привело к сокращению прироста запасов и некомпенсированным отборам углеводородного сырья из недр», из чего делается вывод о необходимости усиления роли государства в управлении недрами и увеличении объемов финансирования ГРР.

Но тут же говорится о необходимости закрепить ныне действующее положение, согласно которому государство вправе изъять месторождение у первооткрывателя, если объем обнаруженных запасов превысит 70 млн т. Именно это нововведение привело к снижению спроса на участки: в нынешнем году 84% аукционов по углеводородному сырью, проведенных Роснедра, были отменены из-за отсутствия заявок со стороны недропользователей.

Как восполнить запасы

Что касается восполнения нефтяных запасов, то Минэнерго нашло способ быстро и эффективно увеличивать их без проведения дополнительных региональных геолого-разведочных работ, бурения параметрических скважин и открытия новых нефтегазовых провинций. Как выясняется, достаточно обязать недропользователей повысить уровень извлечения нефти в проектах разработки новых месторождений – и стратегическая задача обеспечения страны нефтяными запасами будет выполнена.

Вот как это делается. Энергетическая Стратегия до 2030 г., принятая в ноябре 2009 г., устанавливает целевые ориентиры для КИН, но в ней речь идет о достигнутых значениях этого показателя, то есть коэффициентах, полученных по итогам разработки месторождений. В проекте Генеральной схемы развития нефтяной отрасли до 2020 года, подготовленном Министерством энергетики РФ в октябре, говорится уже о проектных КИН, то есть коэффициентах, согласуемых государственными органами при утверждении проектов разработки месторождений.

Таблица 1. Целевые ориентиры по среднему значению КИН по России, установленные в правительственных документах

 

Достигну-тый КИН, настоящее время

Ориентир  по достиг-нутому КИН к 2015 г.

Ориентир по достиг-нутому КИН к 2022 г.

Ориентир  по достиг-нутому КИН к 2030 г.

Проект-ный КИН, настоящее время

Ориентир по проект-ному КИН, 2020 г.

Стратегия 2030

30%

30-32%

32-35%

35-37%

 

 

Проект Генеральной схемы

20%

 

 

 

37%

42%

Источник: журнал «Разведка и добыча»

Логика министерства проста. В стране - проблема с поддержанием существующей минерально-сырьевой базы. По оценкам Министерства энергетики, приведенным в проекте Генеральной схемы, в 2010-2020 гг. восполнение добычи приростами запасов составит, в зависимости от объемов инвестиций в разведку и добычу, от 60 до 70%.

Увеличивать вложения в поисковые работы правительство не намерено, как и предоставлять льготы разведчикам недр. Гораздо проще принять административные меры. «Существенной поддержкой для стабилизации добычи нефти может стать увеличение коэффициента извлечения нефти (КИН), - считают авторы проекта Генеральной схемы. - В настоящее время средний проектный КИН в стране 37%. Увеличение проектного КИНа только на 5% (до 42%) даст дополнительные извлекаемые запасы в количестве более 4 миллиардов тонн».

Специалисты нефтяной отрасли более скептичны по отношению к требованиям повышения КИН. «Это все равно, что планировать построение коммунизма», - говорит Булат Баишев, авторитетный специалист в области разработки месторождений, академик РАЕН и директор по науке «Петродата Консалтинг». Как никто не знал, что такое коммунизм и когда он будет построен, так никто не может сказать, каким может быть КИН по стране к 2020-2030 годам, утверждает он.

Оптимисты отдыхают

Следует добавить, что апокалипсис, обещан­ный Минэнерго в проекте Генеральной схемы, поддерживают не все эксперты. «Страшилку о том, что нефть вот-вот закончит­ся, мы слышим из года в год, - го­ворит заместитель генерально­го директора Института энерге­тической стратегии Владимир Са­енко. – Но правда заключается в том, что у наших компаний за­пасов хватит еще лет на 50, тогда как зарубежные мэйджоры имеют задел всего на 20-25 лет».

Институт энергетической стратегии (ИЭС) под­готовил материалы для Генераль­ной схемы развития, но писать саму схему ему не доверили. Ми­нэнерго готовило документ са­мостоятельно, привлекая экспертов из IHS CERA, McKinsey, ВНИПИнефти, «Гипротрубопро­вода», СибНАЦ и др. В итоге, кри­вая добычи Минэнерго вышла на­много пессимистичнее предвари­тельных прогнозов ИЭС (см. График 2).

График 2. Перспективная нефтедобыча, базовый вариант от Института энергостратегии, млн т

Источник: Концепция долгосрочного развития нефтяной промышленности России (материалы для подготовки Генеральной схемы развития нефтяной отрасли до 2020 года), Институт энергетической стратегии

Чтобы альтернативный вари­ант развития нефтяной отрасли осуществился, ИЭС предла­гает ряд мер, стимулирующих разведку за счет самих недропользователей. В том числе, гарантии бесконкурсной выдачи лицензий на добычу объ­ектов, открытых за счет недро­пользователя по лицензии на гео­логическое изучение недр.

Налоговые льготы, над кон­фигурацией которых постоянно корпят в Минэнерго, зани­мают в этом списке последнее ме­сто. Впрочем, и сами нефтяники заявляют, что в первую очередь их волнуют правовые основы не­дропользования и угроза тотального рас­пространения статуса «участков недр стратегического значения» на любые потенциально привле­кательные объекты, и только по­том – фискальный режим.

Но вместо того, чтобы пере­смотреть политику недропользования, Минэнерго предлагает Мин­фину – а в конечном счете, всем нам, - затянуть пояса. «Полная от­мена всех налогов на нефтедо­бычу, кроме налога на прибыль, позволя­ет выйти на уровень 500 млн т в 2017 г. и 470 млн т в 2020 г., - бо­дро заявляет Генсхема. - Проме­жуточный вариант, предусматри­вающий определенное ослабле­ние удельной налоговой нагруз­ки, дает 467 млн т в 2017 г. и 430 млн т в 2020 г.»

Этот промежуточный вари­ант, предполагающий некие вы­борочные налоговые послабле­ния или переход на новую схе­му взиманий – никому пока не ясно, какую, - признается Генсхе­мой наиболее предпочтительным, «по сути, целевым сценарием раз­вития нефтяной отрасли». В опи­санных условиях, когда круг не­дропользователей ограничен де­сятком ВИНК, а новые нефтега­зовые провинции не открывают­ся, почему-то именно налоговое стимулирование, нацеленное на уже разрабатываемые проекты, выбрано как способ «максимиза­ции бюджетного и экономическо­го эффектов нефтяной отрасли».

Минэнерго в своей схеме принципиально не рассматрива­ет такие методы стимулирова­ния разведки и добычи, как демонополиза­ция нефтяной отрасли, либерали­зация доступа к недрам, поощре­ние малых и средних нефтепро­изводителей, ослабление ограни­чений для иностранных инвесто­ров. Вместо этого повторяется за­унывный рефрен о том, что без налоговых льгот спад производ­ства нефти становится неизбеж­ным. Все это наводит на мысль, что истребование у правительства очередных фискальных посла­блений является первой и един­ственной целью представленного документа.

Между тем, насущные потребности отрасли, заключающиеся, в том числе, в создании равных и прозрачных условий доступа к недрам, в документе Минэнерго не учитываются. Инвесторы готовы помочь государству позаботиться о восполнении углеводородных запасов в долгосрочной перспективе, вложить деньги в разведку и обеспечить сырьевой баланс страны. Но проект Генеральной схемы замечает лишь интересы госкомпаний, которые готовы вкладывать деньги в разведку и наращивать добычу только при условии освобождения от всех видов налогов.

Юрий Когтев, Михаил Лыхин, Наталья Тимакова, RusEnergy

Десять крупнейших нефтяных месторождений России

(по начальным извлекаемым запасам)

Самотлорское месторождение

Одно из крупнейших в мире. Расположено в Нижневартовском районе Ханты-Мансийского автономного округа. Открыто в мае 1965 года, когда из скважины Р-1, пробуренной у озера Самотлор бригадой Г.Норкина, забил фонтан нефти. Разведку месторождения проводила Мегионская нефтеразведочная экспедиция под руководством В.Абазарова.

Бурение первой эксплуатационной скважины на Самотлоре было начато зимой 1968 года. Промышленная добыча началась в 1969 году. В 1981 году была добыта миллиардная тонна нефти. Для нефтяников Самотлора построен город Нижневартовск. Начальные извлекаемые запасы нефти на месторождении составляют 2,7 млрд тонн.

Ромашкинское месторождение

Расположено в 70 км к Западу от г. Альметьевск Республики Татарстан. Является крупнейшим месторождением Волго-Уральской провинции на юге Татарии. Открыто в 1948 году бригадой Шугуровской нефтеразведки, начальник А.Лукин. Промышленная разработка месторождения началась в 1952 году. Начальные извлекаемые запасы нефти на месторождении составляют 2,3 млрд тонн.

Приобское месторождение

Расположено в Ханты-Мансийском автономном округе вблизи Ханты-Мансийска. Открыто в 1982 году участниками Правдинской нефтеразведочной экспедиции под руководством Г.Сухачева, входящей в состав Ханты-Мансийской комплексной геологоразведочной экспедиции. Река Обь делит месторождение на две части — лево- и правобережное. Освоение левого берега началось в 1988 году, правого — в 1999 году. Начальные извлекаемые запасы нефти на месторождении составляют 1,7 млрд тонн.

Лянторское месторождение

Расположено в Ханты-Мансийском автономном округе вблизи Ханты-Мансийска. Открыто в 1965 году Усть-Балыкской нефтеразведочной экспедицией под руководством И.Шаповалова, главный геолог — Н.Семенов. Промышленное освоение начато в 1978 году. Начальные извлекаемые запасы нефти на месторождении составляют 2 млрд тонн.

Федоровское месторождение

Расположено в Ханты-Мансийском автономном округе вблизи Сургута. Открыто в 1971 году с помощью скважины N62 Сургутской нефтеразведочной экспедицией. Возглавлял экспедицию Н.Морозов, главный геолог — Е.Тепляков. Названо в честь известного в Тюменской области геофизика Виктора Федорова. Начальные извлекаемые запасы нефти на месторождении составляют 1,5 млрд тонн.

Мамонтовское месторождение

Самое крупное на сургутском своде. Было открыто в апреле 1965 года Усть-Балыкской нефтеразведочной экспедицией под руководством И.Шаповалова, главный геолог — Н.Семенов. Эксплуатация месторождения началась в марте 1970 года. Начальные извлекаемые запасы нефти на месторождении составляют 1 млрд тонн.

Арланское месторождение

Открыто в 1955 году в северо-западной части Башкирии, отнесено к Волго-Уральской нефтегазоносной провинции. Скважина №3 пробурена бригадой мастера Ш. Сахапова Калтасинской конторы бурения треста «Башвостокнефтеразведка» объединения «Башнефть». Управляющий трестом Ф.Ефремов, главный геолог Ф.Куликов. Месторождение введено в разработку в 1958 году. Начальные извлекаемые запасы нефти на месторождении составляют около 500 млн тонн.

Ванкорское месторождение

Расположено в северо-восточной части Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции в 140 км от г. Игарки и в 1400 км от Красноярска, за полярным кругом, в условиях вечной мерзлоты. Открыто в 1988 году Игарской нефтегазоразведочной экспедицией под руководством Б.Могилевского, введено в эксплуатацию в 2008 году. Извлекаемые запасы оцениваются в 490 млн тонн.

Русское месторождение

Расположено на территории Тазовского района ЯНАО в верховьях реки Таз. Открыто в 1968 году Тазовской нефтегазоразведочной экспедицией под руководством В.Подшибякина, главный геолог — Г.Быстров. Добыча нефти началась в 2008 году. Извлекаемые запасы составляют 410 млн тонн.

Туймазинское месторождение

Расположено в 180 км к западу от Уфы, входит в Волго-Уральскую нефтегазоносную провинцию. Открыто в 1937 году скважиной №1, пробуренной бригадой мастера В.Лебедева Туймазинской нефтеразведки треста «Башнефть». Директор Туймазинской нефтеразведки Т.Амиркулиев, главный геолог – М.Мартьев. Месторождение разрабатывается с 1939 года. Выявлено 122 залежи. Начальные извлекаемые запасы составляют 400 млн тонн нефти. За все время эксплуатации на месторождении добыто свыше 300 млн тонн нефти. 







Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия