Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Последняя миля. Гендиректор «Севморнефтегеофизики» - о проблемах российского геофизического флота

24.02.2011

(Сокращенный вариант. Полный текст опубликован в журнале «RusEnergy: Разведка и Добыча» №3/2011).

Пока госкомпании набирают шельфовые лицензии, отечественные геофизические суда доживают последнюю пятилетку, и возможно, уже скоро сейсмику по заказу «Газпрома» и «Роснефти» будут способны делать только иностранные подрядчики. О стратегии государства в морской геофизике RusEnergy рассказывает гендиректор «Севморнефтегеофизики» Константин Долгунов.

На МПРЭ надежды нет

RusEnergy: В 2010 г. в Роснедра в очередной раз был утвержден Перечень работ по государственному заказу. Вы выполняете сейчас сейсмические исследования на бюджетные средства?

Константин Долгунов: Нет, мы ни в этом году, ни в прошлом никаких госзаказов не получили.

Более того, у нас в Арктике уже третий год нет ни одного судна. Роснедра, вне зависимости от того, какой бюджет получают на ГРР, выделяли и до сих пор выделяют на море около 1 млрд рублей в год. Как используется этот миллиард?

Сам выбор объекта для госзаказа очень субъективен. У Роснедр и МПРЭ есть свои подконтрольные предприятия: «Южморгеология», «Севморгео», например. А мы, «Севморнефтегеофизика», никогда под эгидой Минприроды не были, мы находимся под надзором Росимущества и Минэнерго (один-два человека в нашем Совете директоров из министерства всегда присутствует).

Так вот, некая комиссия при МРПЭ формирует госзаказ так, чтобы все эти подконтрольные предприятия могли принять активное участие в борьбе за тендер. Скажем, задача – сделать сейсмику в Карском море или в Обской губе, в прибрежных участках, системой «файрфилд» (радиотелеметрическая система ВОХ производства компании Fairfield - RE)… А такая система есть как раз у «Южморгеологии» и у «Севморгео». Она была создана для Мексиканского залива – это донные станции для работы на мелководье, в транзитной зоне. Характерно, что это основная специализация названных предприятий.

Естественно, работы трудоемкие, дорогие, малопроизводительные, 800 погонных км стоят 360 млн рублей. И когда из выделенного миллиарда целых 700 млн рублей уходит на изучение системой «файрфилд» отложений где-нибудь у о. Белый, то складывается впечатление, что тендеры подстроены… И оно лишь укрепляется, когда становится понятно, что на том мелководье (это 15-20 м) можно было обойтись более производительными и дешевыми средствами. Скажем, мы могли бы плавающей косой просто два профиля специально вывести, даже на глубину два метра. Судно СМНГ сделало бы эти 800 км за две недели и 30 млн рублей. А за 360 млн мы можем сделать 20 тыс. кв. км. Но, похоже, чиновникам это неинтересно… Поэтому пока говорить о госзаказе как о серьезном источнике заработка мы не можем.

RE: Выходит, причина таких низких темпов государственной геологоразведки на шельфе - не только в ограниченности бюджетного финансирования?

К.Д.: Выходит, не только. У Роснедр есть еще такая манера: один объект растягивать на два-три года. Подрядчику, выигравшему тендер в первом году, это, конечно, очень удобно. Потому что, скорее всего, он получит этот объект на доработку и во втором, и в третьем. Но это абсолютно нелепо с точки зрения интересов государства, поскольку государству выгодно получить материалы как можно быстрее.

Скажем, в Карском море можно работать до трех месяцев, в Печоре – четыре, значит, за лето полевые работы нужно сделать, потом два месяца на обработку, три-четыре – на интерпретацию, и в мае следующего года должен быть готовый геологический результат. И можно заказывать новые регионы для съемки, двигаться вперед. Вместо этого полевой этап делится на два года, и к началу третьего компания, наконец, выдает итоги...


(Подписаться на журнал «Разведка и Добыча»)






Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия