Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Деньги от Сечина разогрели рынок M&A

21.01.2014

По материалам статьи «Денежный шлейф «Роснефти», опубликованной в журнале «RusEnergy: разведка и добыча» № 12 за 2013 г.


В 2013 году государственные компании усилили позиции в нефтегазовой отрасли за счет приобретения крупных частных активов. Переток денег в частный сектор способствовал оживлению рынка M&A в сегменте малых и средних предприятий, владеющих небольшими запасами. Такие недропользователи, еще не доросшие до уровня, на котором они представляют интерес для государственных гигантов, могут оказаться привлекательными объектами для частных инвестиций, если власти сочтут их существование оправданным. 

Кэш для зубров

Минувший год отмечен крупными сделками, в результате которых частные компании перешли под государственное крыло. В частности, «Роснефть» сумела консолидировать 100% в ТНК-BP, НГК «Итера», ООО «Таас-Юрях Нефтегазодобыча», ЗАО «Геотрансгаз», ООО «Уренгойская газовая компания», ЗАО «Иреляхнефть», а также 99,9995% в ОАО «АЛРОСА-газ» (см. таблицу 1 «Компании, продавшие свои активы ОАО «НК «Роснефть» в 2013 г.»).

В сумме «Роснефть» выложила в 2013 году на приобретение активов $52,713 млрд, а также 12,84% своих акций. Эти деньги достались частным акционерам, причем на акционеров публичных компаний (BP, «АЛРОСА», Ashmore, Enel) пришлось лишь около $20 млрд, или 38% затрат. Большая часть, около $34 млрд, оказалась в карманах крупных собственников, которые в предыдущие годы приобрели значительный опыт управления нефтегазовыми проектами в России.

К числу таковых относятся такие зубры нефтегазовой отрасли, как Герман Хан, Виктор Вексельберг, Михаил Фридман, Игорь Макаров. По сведениям из отраслевых источников, эти и другие бенефициары сделок с «Роснефтью» не исключают возможность инвестирования вырученных денег в российские проекты. И хотя о реальных сделках с их участием пока известно немного, само появление колоссального по размерам «денежного навеса» стало одной из причин оживления сегмента M&A в нефтегазовой отрасли.

Способствовал этому также выход на рынок поглощений новых игроков: бывшего первого вице-президента «Роснефти» Эдуарда Худайнатова, белорусских инвесторов Юрия и Алексея Хотиных, сына Романа Абрамовича – Аркадия. «Собственники небольших активов, пребывавшие в угнетенном состоянии в течение нескольких лет после кризиса 2008 года, неожиданно вновь поверили в возможность прибыльной продажи, - комментирует один из участников рынка. – Компании активно готовятся к сделкам, некоторым уже удалось их заключить».

До и после кризиса

Рынок M&A в нефтегазовой отрасли в мире и России активно развивался вплоть до 2007 года включительно, однако финансовый кризис резко изменил эту тенденцию. По данным Ernst & Young (с июля 2013 г. – EY), количество сделок слияния и поглощения в нефтегазовой отрасли в мире в 2008 году уменьшилось на 29% по сравнению с 2007 годом. Оценки PwC говорят о том, что число сделок M&A в российском нефтегазовом секторе сократилось с 41 в 2007 году до 33 в 2008, а их общая стоимость упала с $35,7 млрд до $12,3 млрд.

Финансовые учреждения, которые до 2008 года охотно финансировали собственников greenfields под залог не только сквозных, но даже поисковых лицензий, так как были уверены в том, что их владельцы смогут выгодно продать их в случае подтверждения запасов, после кризиса переоценили риски и отказались от такой практики. Инвесторы, вложившие деньги в разведку, были вынуждены избавляться от лицензий по бросовым ценам и в результате приобрели стойкий иммунитет к рисковым активам, что затруднило и без того небыстрый процесс прироста новых запасов.

Рынок M&A начал выходить из кризиса только в конце 2012 года, после того, как «Роснефть» объявила о заключении сделки по приобретению ТНК-BP за $55 млрд (по сумме кэша и стоимости акций «Роснефти», переданных BP). Закрытие сделки состоялось в марте и внесло основной вклад в рекордную статистику слияний и поглощений в российской экономике за первые 10 месяцев 2013 года – впервые за посткризисный период сумма таких сделок превысила $100 млрд, достигнув $101,3 млрд (по данным AK&M).

Вместе с тем, даже без «сделки века» объем поглощений за январь-октябрь составил $46,3 млрд, что на 14% больше, чем за тот же период 2012 года. Это говорит о том, что инвесторы, «пересидевшие» кризис в деньгах, вновь приобретают вкус к инвестициям, хотя, конечно, значительная часть вложений пришлась на более склонных к риску менеджеров государственных компаний. В том числе, почти $9 млрд потратила «Роснефть», продолжавшая скупать менее крупные активы.

Горячие сделки

Наиболее громкой сделкой последних недель стало приобретение в ноябре 100% ООО «Диалл Альянс» структурами Аркадия Абрамовича и его инвестиционного партнера Валентина Бухтоярова. Саратовская компания была выставлена на продажу прежним владельцем - базирующейся в Лондоне Vostok Energy - более года назад. Вначале обсуждалась цена за 100-проц. пакет в районе $800 млн, затем она быстро скатилась до $500 млн и, наконец, остановилась в районе $300 (включая долги в размере $160 млн).

Еще один достаточно крупный объект, выставленный на продажу – также зарегистрированная в Лондоне Exillon Energy, принадлежащая казахскому бизнесмену Максату Арипу. На ее балансе – десять небольших месторождений в ХМАО и Республике Коми на ранней стадии добычи, с общими запасами в объеме 71 млн тонн по категории 2P. В начале декабря 14,9% этой компании купил Михаил Гуцериев.

Гуцериев после получения миноритарного пакета выставил оферту на покупку 100% Exillon Energy другим ее совладельцам, однако в эту комбинацию неожиданно включились структуры Юрия и Алексея Хотиных, белорусских бизнесменов, которым в декабре 2012 года удалось сравнительно дешево (со значительной скидкой к первоначальной цене) купить у Сбербанка НК «Дулисьма». Они приобрели 29,9% в Exillon Energy.

После продажи Exillon российский рынок небольших и «упакованных» для сделки нефтегазовых активов почти исчерпан. Тем не менее, в России остается еще несколько десятков компаний, которые теоретически могут быть проданы, если от инвесторов поступят серьезные предложения. К их числу относятся как крупные активы, спекуляции о поглощении которых возникают не первый год (НК «Башнефть», группа «Альянс»), так и малые и даже микро-компании с запасами 0,5-3,0 млн тонн у.т.

Крупные, но вчера

Источники в отрасли уверяют, что торговля идет довольно бойко (см. таблицу 2 «Нефтегазовые сделки частных инвесторов за последний год»). Компания с нефтяным месторождением в Оренбургской области, насчитывающим 12 млн тонн по категориям С1+С2, была выставлена на продажу в ноябре, а в декабре на нее уже нашелся покупатель. Впрочем, актив с текущей добычей на уровне 200 тыс. тонн в год и потенциалом его увеличения до 500 тыс. тонн сейчас редкость. Чаще предлагаются месторождения с запасами на порядок меньшими, и ищут они своих хозяев довольно долго.

Платежеспособный спрос на рынке есть, но объемы денежной массы таковы, что интерес вызывают запасы, позволяющие рассчитывать на адекватный вложениям cash flow. В одной из компаний, владельцы которой получили компенсацию за проданные «Роснефти» активы, RusEnergy рассказали, что бенефициары пообещали сохранить ключевым менеджерам зарплату до конца 2013 года, а затем решать вопрос о ее удержании на прежнем уровне, только если им удастся найти для приобретения достаточно крупные и привлекательные активы.

Но на конец 2013 г. ни одна компания, получившая кэш от «Роснефти», не сообщила о крупных приобретениях. Акционеры «Альфа-груп», выручившие за свою долю в ТНК-BP $13,86 млрд, учредили для вложений в новые активы инвесткомпанию LetterOne Holdings S.A., базирующуюся в Люксембурге, и инвестировали в нее $15,36 млрд. Для покупки предприятий ТЭК в структуре LetterOne создано специальное подразделение L1 Energy, которое возглавил бывший исполнительный директор ТНК-BP Герман Хан. Источники сообщают, что L1 Energy ищет активы с ценником в диапазоне от $1 до $5 млрд.

Пока известно лишь об интересе со стороны LetterOne к RWE Dea, добывающему подразделению германской RWE с активами в Германии, Великобритании, Норвегии и других странах, включая Туркменистан. Производит Dea около 31 млн барр. (4,2 млн тонн) у.т. в год, а оценивается в сумму от 4 до 7 млрд евро, что делает ее менее прибыльной, чем ТНК-BP. Еще один актив, который изучает LetterOne, находится в Нигерии. Однако источники в компании признают, что все переговоры находятся в самой предварительной стадии.

Преимущество Фридмана

Представители российских компаний верят, что через какое-то время, изучив прибыльность активов в мире, акционеры «Альфа-груп» вернутся в Россию и вложат свои деньги в местные предприятия, как их об этом просил при заключении сделки с «Роснефтью» Владимир Путин. И акционеры «Альфы» обещали это сделать. Как заявил Михаил Фридман, это случится не потому, что «мы как-то политически ангажированы, а потому, что Россия для нас самая понятная страна, в которой у нас более заметные конкурентные преимущества».

Повторить успех ТНК-BP им вряд ли удастся, но найти недооцененные активы и вложить деньги в их доразведку и обустройство, в принципе, возможно. Тем более что на рынке появилась компании, которые, как считается, готовы покупать любые перспективные запасы. Если они достаточно крупные, ими может заинтересоваться «Роснефть». Если они не представляют ценности для госкомпании, то они подойдут «Независимой нефтегазовой компании» Эдуарда Худайнатова, которая, как считают инсайдеры, создана в интересах «Роснефти» и/или ее топ-менеджеров.

Обе компании обладают хорошими возможностями привлекать дешевые кредитные ресурсы и не очень скупятся, когда видят перед собой достойные цели, что подтверждают сделки 2013 года. Таким образом, в отрасли складываются условия для появления новых «пионерных» компаний, готовых брать на себя финансовые риски инвестирования в недоразведанные активы, ведь главное для них, а равно и для их кредиторов – перспектива продажи месторождения после его доразведки и начала добычи.

«Малые и средние предприятия в нефтегазодобыче в последние годы медленно вымирали, - говорит представитель одной из таких компаний. – Но сейчас складывается ситуация, когда они могут возродиться. Если власти посчитают частный бизнес полезным для пополнения запасов государственных гигантов и сочтут, что ресурсы «Роснефти» и «Газпрома» не следует распылять на доведение до кондиции слаборазведанных участков, то мы готовы занять эту нишу. Хотя для того, чтобы поверить в перспективы, было бы желательно услышать ясный сигнал об этом от регуляторов».

Приложение 1.


Компании, продавшие свои активы ОАО «НК «Роснефть» в 2013 г.

Приложение 2.


Нефтегазовые сделки частных инвесторов за последний год







Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия