Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Карма «Газпрома»: монополии не даются проекты сжижения газа

04.03.2014


По материалам статьи «Денежный шлейф «Роснефти», опубликованной в журнале «RusEnergy: разведка и добыча» № 11 за 2013 г.

«Газпром» мог бы расширить сбыт газа в Европе, используя ужесточение требований Еврокомиссии к судам, плавающим в Балтийском и Северном морях. Однако для этого монополии нужно оперативно организовать производство сжиженного газа на Балтийском побережье. Между тем, предыстория отношений «Газпрома» с СПГ не позволяет надеяться на быстрый прогресс в этом направлении.

Традиционные риски


Евросоюз намерен быстрыми темпами развивать в Балтийском и Северном морях инфраструктуру для бункеровки судов, использующих в качестве топлива сжиженный природный газ (СПГ). Считается, что такие суда более экономичны и выделяют меньше вредных выбросов в атмосферу. Перед поставщиками газа открывается еще одна ниша, объем которой, по разным оценкам, может составить от 4 до 7 млн тонн в год к 2025 году.

В «Газпроме» признают перспективность направления и готовы побороться за свою долю рынка. В то же время, представители компании отмечают риски в реализации целей, поставленных Евросоюзом: отсутствие в России соответствующей законодательной базы и нормативно-технических регламентов, слабое развитие инфраструктуры для обслуживания судов. Кроме того, монополия признает наличие значительного числа конкурентов, готовых поставлять СПГ в Балтийский регион.

Но есть еще один риск, который может помешать «Газпрому» занять свое место на рынке бункеровки: чрезвычайно медленные темпы строительства мощностей по производству СПГ, демонстрируемые газовым гигантом, и неуверенность в принятии решений, связанных с проектами по сжижению газа. Наличие этого риска усугубляется тем, что «Газпром» на обозримую перспективу сохранит монопольное положение в поставках газа в регион Балтики.

В октябре правительство слегка ослабило монополию «Газпрома», приоткрыв двери для проекта «Ямал СПГ» и морских проектов «Роснефти». Но назвать это «либерализацией экспорта СПГ» нельзя. По мнению представителей отрасли, единственным шансом для России стать крупным поставщиком СПГ на мировой рынок было бы стимулирование как можно большего числа игроков вкладывать деньги в сжижение газа. Без этих мер рынок еще долго будет развиваться без нашего заметного участия.

Депутаты не шутят

Депутаты Европарламента инициировали ужесточение ограничений на содержание серы в судовом топливе в феврале 2012 года, когда Комитет по вопросам окружающей среды одобрил введение ограничений в размере 0,1% с 2020 года против лимита в 3,5%, действующего в настоящее время, хотя ранее планировалось установить верхний предел на уровне 0,5%.

Еще более жесткие ограничения были установлены для всех типов судов в Балтийском и Северном морях, а также в проливе Ла-Манш (зона носит название Sulphur Emission Control Area, SECA). Здесь верхний порог будет снижен до 0,1% уже в 2015 году.

Судоходные компании европейских стран, и особенно Прибалтики, возмутились тем, что по решению Международной морской организации (IMO) с 2010 года в специальных зонах контроля выбросов серы допускается использование топлива с содержанием серы до 1%, а с 2025 года этот показатель будет снижен лишь до 0,5%. Иными словами, с 2015 года европейские морские перевозчики будут проигрывать своим конкурентам.

Но законодатели не вняли этим доводам. В сентябре 2012 года депутаты Европарламента подавляющим большинством голосов поддержали предложенные поправки. Более того, они отменили положения законопроекта, которые позволяли отложить внедрение ограничений на пять лет. Не менее жесткие требования были приняты и для других видов выбросов, в частности, диоксидов азота.

Плата за воздух

В настоящее время навигацию на Балтике осуществляют примерно 10 тыс. судов. Чтобы вписаться в рамки новых требований Еврокомиссии, у их владельцев есть несколько способов. Во-первых, можно заменить используемый в настоящее время мазут малосернистым морским газойлем (MGO) или морским дизельным топливом (MDO). Однако цены на них значительно (на 60-70%) выше, чем на мазут и СПГ, что может привести к резкому повышению тарифов на перевозки.

Во-вторых, можно установить на судах устройства очистки выхлопных газов – так называемые скрубберы и системы избирательного каталитического восстановления (SCR). Но стоят они немало, да и весят порядочно. Переоборудование тысяч судов потребует значительного времени и крупных инвестиций.

Третий путь – перевод судов на СПГ – в Еврокомиссии считают наиболее перспективным, хотя и он требует немалых затрат. Тем не менее, по степени экологичности СПГ считается чемпионом среди всех видов топлива, так как позволяет снизить содержание выбросов в выхлопных газах, по сравнению с традиционными нефтепродуктами, в следующих пропорциях:

•    NOx – на 92%
•    CO2 – на 23%
•    SO2 – на 100%
•    Взвешенные частицы – на 100%

Как следствие, Еврокомиссия в январе 2013 года приняла рабочий план по выработке мер для внедрения СПГ как судомоторного топлива. В нем СПГ назван наиболее многообещающим альтернативным видом топлива в кратко- и среднесрочной перспективе, по крайней мере, для коротких морских маршрутов, а также, возможно, для речной транспортировки, обслуживания морских платформ и рыболовства.

Инвестиции в экологию

Европейские специалисты утверждают, что в течение примерно десяти лет эксплуатация небольших судов на СПГ доказала надежность этой технологии. Не последним доводом в пользу СПГ они считают то обстоятельство, что запасы газа в мире значительно превышают запасы нефти, причем технологии его добычи постоянно развиваются. Это создает предпосылки для того, чтобы в дальнейшем отвязать котировки СПГ от постоянно растущих цен на нефть.

Чтобы подкрепить призывы к внедрению СПГ делом, в сентябре 2013 года Еврокомиссия выбрала семь проектов для софинансирования в рамках программы «Транс-Европейская транспортная сеть» (Trans-European Transport Network, TEN-T). Общая сумма инвестиций составит 138 млн евро. В частности, 34,3 млн евро, или 20% потребностей в финансировании, получит проект по разбивке поставок СПГ на более мелкие партии в Роттердаме, реализуемый Vopak LNG Holdings B.V.

Еще 23,1 млн евро поступят для покрытия 30% затрат пилотного проекта по обеспечению СПГ бункеровки в шведском порту Брофьорден, а 40,3 млн евро – для пилотного проекта СПГ бункеровки в районе Рейн-Майн-Дунай. Также TEN-T частично профинансирует исследование возможности строительства инфраструктуры для СПГ бункеровки на средиземном побережье Испании, а также на северо-западе Иберийского полуострова.

Ранее Евросоюз согласился организовать софинансирование 261 тыс. евро в проект перестройки существующего транспортного судна в СПГ бункеровщик. Судно возьмет на борт 1 тыс. тонн СПГ, а использовать его предполагается, в частности, для заправки в порту Стокгольма парома «Викинг Грейс» (Viking Grace) – первого в мире пассажирского судна, использующего в качестве топлива СПГ.

Балтика, далее везде

Следует признать, что в «Газпроме» следят за развитием событий на европейском рынке бункерного топлива. Еще в 2011 году «Газпром экспорт» заказал американской консалтинговой фирме Pace Global Energy Services исследование перспектив СПГ в сфере морских перевозок. Консультанты отметили, что к 2015 году 10% судов, осуществляющих перевозки в зонах SECA, будут плавать на СПГ (в настоящее время – около 1%).

В дальнейшем потенциальными рынками бункеровки СПГ станут Северная Америка, Средиземноморье, Сингапур. Так что, несмотря на достаточно скромные перспективы Балтийского рынка (консультант оценил его для «Газпрома» в 1 млн тонн к 2025 году), у монополии есть возможность «зацепиться» за мировую тенденцию и стать одним из важных игроков на этом рынке, конкурируя на нем со многими другими участниками.

Правда, выполнить эту рекомендацию «Газпрому» будет непросто. Отношения с СПГ у монополии пока не складываются. Компания исторически с недоверием относилась к сжижению газа (по отзывам источников RusEnergy в «Газпроме», предыдущий заместитель председателя правления по производству Александр Ананенков неизменно считал трубопроводы надежнее). Большинство газпромовских проектов СПГ закончили жизнь на полке.

Сложная судьба и у проекта строительства завода СПГ на побережье Балтийского моря. Объявив о начале его реализации в 2004 году, уже на следующий год «Газпром» нашел иностранного партнера – PetroCanada. Однако в 2008 году от проекта пришлось отказаться, так как он оказался менее рентабельным, чем строительство завода СПГ в поселке Териберка в рамках Штокмановского проекта – в свою очередь, признанного нерентабельным в 2012 году.

Осталось найти газ

В июне 2013 года «Газпром» вновь объявил о начале работ по проекту Балтийского СПГ и даже подписал об этом меморандум с администрацией Ленинградской области. На этот раз мощность предприятия определена в 10 млн тонн в год, а 49% в проекте предлагаются иностранному партнеру – поставщику технологии, крупному покупателю или финансовому инвестору. Одним из возможным партнеров названа Shell.

Но полной уверенности в реализуемости проекта все же нет. Когда руководство монополии принимало решение о замораживании работ в 2008 году, основным доводом стало то, что Северо-Запад – газодефицитный район, и для того, чтобы снабжать газом завод, потребуется расширить систему трубопроводов, ведущую в западном направлении. Что негативно скажется на себестоимости продукции.

С тех пор ситуация не изменилась. Трубы, построенные для заполнения «Северного потока», не планируется использовать по иному назначению, утверждают источники RusEnergy в «Газпроме». Более того, «Газпром» рассматривает возможность расширения «Северного потока», если в Европе восстановится спрос на газ. Где взять дополнительные ресурсы – неясно, ведь «Газпром» и так срывает планы по газификации Ленинградской области (уровень газификации региона всего 59%, что ниже, чем в среднем по России – 63%).

Дефицит газа – одна из причин того, что «Газпром» крайне медленно реализует даже малые проекты по сжижению газа. В 2010 году «Газ-Ойл», подразделение концерна, приступило к строительству мини-
-завода в Калининграде мощностью 3 тонны в час (21 тыс. тонн в год). Срок возведения установки определили в девять месяцев. В сентябре 2013 года завод посетила делегация во главе с Алексеем Миллером, чтобы принять завод в эксплуатацию, но официального сообщения о его запуске с тех пор так и не последовало …

Карма монополии

В настоящее время единственным действующим заводом СПГ под контролем «Газпрома» остается Южно-Сахалинский. Но не будем забывать, что он уже был запущен, когда «Газпром» вошел в проект «Сахалин-2» − причем, скажем так, не по инициативе его изначальных акционеров.

Что же касается собственных крупных проектов «Газпрома», то ни один из них не вышел на стадию реализации. Например, в 2008 году компания заморозила проект строительства Балтийского СПГ, а в 2012 году - Штокмановский проект, который мог стать основным поставщиком СПГ из России.

Также в 2012 году компания отказалась войти в подготовленный группой Alltech и полностью обеспеченный ресурсной базой проект «Печора СПГ», тем самым фактически его похоронив. А ведь ненецкий газ вполне мог бы стать ресурсной базой для бункеровки в Балтийском море (вероятность того, что «Ямал СПГ» будет поставлять газ на тот же рынок, невелика из-за опасений создания конкуренции «Газпрому»).

Невелики шансы у «Газпрома» запустить в срок и завод СПГ во Владивостоке. В ходе бурения разведочной скважины на Южно-Киринском месторождении, которое должно стать основным источником газа для этого проекта, был открыт нефтяной пласт, что заставило компанию пересмотреть проект разработки. Начало эксплуатации, скорее всего, задержится на несколько лет.

С учетом такой «кармы» «Газпрома» решение о частичной либерализации экспорта СПГ, принятое правительством, было правильным, но совершенно недостаточным. Кроме мега-проектов, вынашиваемых крупными компаниями, на рынке нашлось бы место и для предприятий помельче, но подинамичнее. Иначе рынок бункеровки СПГ может уплыть от России так же, как и большой рынок сжиженного газа.

 Приложение 1.

Прогноз потребления СПГ в Балтийском и Северном морях, тыс. т

(публикуется в полном варианте статьи)

 Приложение 2.

Прогноз бункеровки судов СПГ в Финском заливе, тыс. т

(публикуется в полном варианте статьи)

Приложение 3.

Содержание вредных выбросов в атмосферу при использовании различных видов топлива, г/кВтч

(публикуется в полном варианте статьи)







Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия