Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги



Архив избранного

"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


«Мне очень жалко людей, которые покупают доллар за 35 рублей, потому что вероятность, что они потеряют свои деньги, – большая». 31.01.2014

«Курс доллара вернется к 37 руб. к концу 2015 года». 13.10.2014

«На сбережения гражданам уже просто не хватает ресурсов». 03.12.2015

Юлия Цепляева, глава Центра макроэкономического анализа Сбербанка


"[Китайские банки] готовы финансировать либо под покупку нефти, либо под поставку оборудования. Это самые дорогие кредиты в мире. Мы такими кредитами не пользуемся."

Вагит Алекперов, президент ЛУКОЙЛа, о кредитных сделках "Роснефти" с Китаем


"Считаю, что Игорь Иванович патриотичен: за свою компанию готов все разметать, всех разорвать. Это хорошо".

Александр Хлопонин, вице-премьер правительства РФ, о стиле управления президента "Роснефти" Игоря Сечина


"Политические режимы, основанные на распределении ренты, деморализуют общество. Политические режимы, основанные на свободной конкуренции, мотивируют граждан".

Михаил Фридман, совладелец "Альфа-групп", о противостоянии двух моделей в нефтяном бизнесе.


"Игорь Иванович, когда вы работали в Правительстве, вы были за налоговый манёвр, как только в компанию перешли – теперь вы против налогового манёвра. Где настоящий Сечин – до или после? Интересы государства где?"

Владимир Путин, президент РФ, о нетождественности интересов государства и государственных компаний.


"Мы в целом очень аккуратно подходим к допуску наших иностранных партнеров, но, конечно, для наших китайских друзей ограничений нет"

Владимир Путин, президент РФ, о передаче Китаю доли в Ванкорском месторождении.


«Монополия хороша только тогда, когда она своя»

Владимир Путин, президент РФ, о правильных монополиях.


"Сергей Глазьев предлагает наложить на Россию санкции похлеще, чем санкции Запада"

Алексей Кудрин, бывший глава Минфина, о предложениях Глазьева по дедолларизации российской экономики.


«Наращивание экспорта американского СПГ — это возможность противостоять влиянию и мощи России, и для достижения этой цели мы должны быстро использовать меры энергетической дипломатии»

Фред Аптон, председатель комитета по энергетике и торговле палаты представителей США, о том, как американцы собираются реагировать на действия России в Украине.


«Всегда мы ожидали роста и роста, повышения и повышения на энергоносители – они у нас держатся на хорошем уровне, но такого роста, как прежде, нет, и источник этот себя исчерпал».

Владимир Путин, президент РФ, о разочаровании в углеводородах как основном двигателе экономики.


«Нужно всячески поддерживать этих проклятых нефтяников и газовиков, которые являются основой нашей экономики в целом. Нефтяное проклятие - это, в общем-то, то, что дает нам кусок хлеба. Не было бы этого нефтяного проклятия, где бы мы были?»

Герман Греф, председатель правления Сбербанка РФ, о счастье быть проклятым.


"Я мечтаю пробурить разведочные скважины в Карском море и открыть уникальное месторождение с запасами в 3,5 млрд тонн жидких углеводородов и 11,4 трлн кубометров газа".

Игорь Сечин, президент "Роснефти", о своих ожиданиях от арктического шельфа.


«В своем отчете уважаемая компания понижает нам уровень наших с вами запасов в 2012 году по отношению к 2011 году на 10%. Что это вообще такое? И вообще, что они себе позволяют?!»

Алексей Миллер, глава «Газпрома», о новой оценке запасов газа монополии, представленной в годовом отчете BP.


«В «Зените» могут смениться игроки и тренеры, но, пока есть такой человек, как Алексей Миллер, клуб будет процветать и добиваться больших успехов».

Лучано Спалетти, главный тренер ФК «Зенит», о том, на что глава «Газпрома» тратит деньги акционеров.


"Крайняя инертность; нежелание впитывать новую информацию; коррупция и нелепая надменность".

Андерс Аслунд, экономист, об отличительных признаках системы управления, сложившейся в «Газпроме»


«Крупные компании, что-то заказывая или покупая у малых, навязывают очень неблагоприятные условия закупки. Например, оплату через 90 дней после подписания акта сдачи-приемки работ. По сути, малый бизнес у нас еще и кредитует «Роснефть» и «Газпром»!»

Александр Галушка, сопредседатель «Деловой России», о том, за чей счет госкомпании получают сверхприбыли.


«У чиновников простая и отчасти циничная логика: раз эти компании до сих пор живут, несмотря на то что стонут от налогов, — они еще будут жить. Ну а начнут умирать — что-то будем решать».

Александр Корсик, президент «Башнефти», о том, как государство регулирует налогообложение нефтяной отрасли.


"«Динамо» в одной из возрастных категорий обогнало ЦСКА. Что, нефти много, а мастерства не хватает?"

Владимир Путин, президент РФ, Игорю Сечину о слабом руководстве хоккейной командой ЦСКА


Когда я пришел в нефтяную индустрию, было две [нефтяные] компании —«Роснефть» и ЛУКОЙЛ. Сейчас все к этому и идет.

Леонид Федун, вице-президент ЛУКОЙЛа, о будущем нефтяной отрасли.


«Россия производит впечатление великой страны. Больше ничего не производит».

Василий Мельниченко, фермер, о состоянии российской экономики.


«Если бы кто-то попросил меня вложить деньги в разведку Арктики, я бы не дал ни копейки. У нас есть еще много инвестиционных возможностей, которые несут меньший риск».

Леонид Федун, вице-президент ЛУКОЙЛа, о перспективах освоения арктического шельфа.


«Я хочу, чтобы “Шлюмберже”, “Халибертон” и другие меня услышали: инвестиции на первоначальном этапе составят $14 млрд. C перечнем первоочередного оборудования можно ознакомиться».

Игорь Сечин, президент «Роснефти», о том, какие поставщики услуг и оборудования получат заказы при освоении российского шельфа.


"Если с месторождения углеводородов в первую очередь бесконтрольно выбрать весь газ, то пропадёт нефть. Что касается других способов добычи самой нефти с помощью гидроразрывов и других достаточно варварских способов, вы понимаете, к чему это приводит, специалисты это знают очень хорошо".

Владимир Путин, президент РФ, о том, как нужно добывать нефть и газ.


«При всем уважении к геологам, которые работают в нефтяных компаниях, надо сказать прямо: они не умеют искать месторождения. Но не потому, что они хуже. Просто у них другая геология».

Валерий Ростовцев, Почетный разведчик недр РФ, о перспективе открытия в стране новых месторождений


«Ответа на вопрос, зачем нужен доступ частных компаний к газовым ресурсам на шельфе, нет. Мы там продолжим работать и никому шельф не отдадим».


Сергей Куприянов, официальный представитель «Газпрома», о новом распределении полномочий в управлении недрами Российской Федерации.


«Вывозим нефть, деньги и людей!»

Леонид Григорьев, экономист, о состоянии российской экономики.


"Мы любим нашего мишку. Мы ухаживаем за ним и заботимся о нем".

Игорь Сечин, президент «Роснефти», о возглавляемой им компании.


«Ситуация возвращается в 1993 год, когда были ЛУКОЙЛ, «Сургут» и «Роснефть». Это значит, что сильный, как всегда в экономике, съедает слабого».

Леонид Федун, вице-президент ЛУКОЙЛа, о последствиях поглощения ТНК-BP «Роснефтью».


«Мы как раз на днях открываем ветку европейского газопровода ВСТО по дну балтийского моря, и до конца года мы завершаем ВСТО вплоть до Тихого океана. Не буду от вас скрывать, это решает многие политические проблемы».

Сергей Иванов, руководитель Администрации Президента РФ, об уровне компетенции российского руководства при решении политических проблем.


«Я считаю «Газпром» крайне неэффективной компанией, у которой достаточно денег и просто нужно навести порядок в своем хозяйстве».

Игорь Артемьев, глава Федеральной антимонопольной службы, о предложении предоставить государственную поддержку «Газпрому».


"Я не был приглашен на торжество... Игорь Иванович, эдакий разбойник, не пригласил меня! А вообще я чувствую себя виноватым, потому что я ему ничего не подарил. Надо будет это исправить, потому что Игорь Иванович - очень эффективный работник и заслуживает подарка".

Владимир Путин, президент РФ, о своих отношениях с Игорем Сечиным.


«Сейчас еще не поздно остановиться, но через три-четыре года «национальное достояние» пройдет «точку невозврата», и банкротство станет неизбежным».

Михаил Корчемкин, глава иследовательской группы Еast European Gas Analysis, о политике «Газпрома».


«Нефтяники работают с ресурсами, принадлежащими всему народу, поэтому фундаментально важно, чтобы в странах, где ведется добыча, было доверие к ним. Потребность в прозрачности, открытости и честности сейчас только возрастает».

Хельге Лунд, глава Statoil, об этике нефтяного бизнеса.


«Каждые 50-70 лет в мире происходит энергетическая революция, и еще неизвестно, где через соответствующий период времени мы окажемся с нашими углеводородами».

Дмитрий Медведев, председатель правительства РФ, о перспективах нефтегазовой отрасли.


«Конкуренты — это за рубежом. А у нас конкурентов нет. У нас все партнеры».

Игорь Сечин, президент «Роснефти», о правилах игры в российском ТЭК.


"Ну пробурят они несколько скважин с этой платформы, добудут по два-три ведра нефти из каждой, отрапортуют о победе и забудут этот проект".

Василий Богоявленский, заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН, о перспективах разработки Приразломного месторождения на шельфе Печорского моря.


«Государственным компаниям можно отдавать месторождения на шельфе, но тогда нужно обозначить, что эти компании никогда не будут приватизированы. Иначе может получиться так, что они получат от государства лицензии, а через год-три-пять окажутся в руках у частного капитала».

Валерий Язев, депутат Госдумы, об условиях передачи лицензий «Газпрому» и «Роснефти».


"Я уверен, что рыночные цены невозможны. Это миф. Никто лучше нынешнего министра энергетики не сможет продолжить эту работу. Шматко разобрался, что мифы в реформах, а что реальность".

Иван Грачев, председатель комитета Госдумы РФ по энергетике, о том, кто и как должен устанавливать цены на продукцию ТЭК


"В условиях коррупции репрессии тоже могут стать предметом коррупции. И еще каким. Мало никому не покажется".

Владимир Путин, кандидат в президенты РФ, о том, почему он не спешит бороться с коррупцией.


"Для меня это была такая же новость, как и для вас. Я пока не все понимаю. Для меня это за гранью понимания. Я еще не понимаю, что это такое".

Герман Греф, глава Сбербанка, об идее Владимира Путина осуществить обратный выкуп акций ВТБ, проданных в ходе «народного IPO».


«“Роснефть” - крупнейшая компания нашей страны, но в пределах России для своих нужд закупает только рукавицы, болты и гайки, все остальное - за рубежом».

Владимир Борисов, президент Тюменской Ассоциации нефтегазосервисных компаний, генеральный директор ООО МП «ГеоИнТЭК», о закупочной политике «Роснефти»


«Если, как можно услышать на Украине, ГТС - это историческое сокровище, то, по-видимому, ее место в музее».

Алексей Миллер, председатель правления "Газпрома", о будущем газотранспортной системы Украины.


«За 2008—2010 годы рост прибыли в электроэнергетике 279% у сбытовых компаний. А рост дивидендов на 312%. Суть их деятельности: сбор оплаты. Деньги собирают с потребителей, в офшоры уводят и отчекрыживают частично».

Владимир Путин, премьер-министр РФ, о принципах действия построенной им экономики.


«Нельзя в очередной раз проводить межу, как в 1917-м году: это красное, это белое. Мы все работаем на потенциал страны, ведь основную часть доходов получает государство».

Вагит Алекперов, президент ЛУКОЙЛа, о государственной политике в нефтяной отрасли.


«Наши украинские коллеги сели в поезд под названием “Дешевый российский газ”, не знают, на какой станции выйти, и не знают, что могут заехать в тупик».

Алексей Миллер, глава «Газпрома», о жалобах Украины на высокие цены на газ.


«Еще один провал для «Роснефти» и руководства страны был бы слишком тяжелым ударом по имиджу. Поэтому у ExxonMobil отныне большая свобода маневра в последующих переговорах о параметрах будущего сотрудничества».

Михаил Субботин, с.н.с. ИМЭМО РАН, о цене замены партнера для «Роснефти».


«То, что мы просим на развитие анимации, — это одна нога португальского футболиста Дани, которого “Газпром” подарил футбольному клубу “Зенит”».

Андрей Хржановский, режиссер анимационного кино, о новой единице измерения благотворительности.


Переговоры "Газпрома" с Китаем напомнили мне старый анекдот: Рынок, все торгуют яблоками по 20 руб./кг, а один мужик предлагает точно такие же, но по 100 руб./кг. На вопросы «Почему?» отвечает: «Деньги очень нужны».

Михаил Корчемкин, генеральный директор East European Gas Analysis, о перспективах заключения газового соглашения с Китаем.


«Это не просто проект, это начавшаяся стройка со своей трубой, линейно-производственным управлением и футбольным клубом».

Алексей Миллер, председатель правления ОАО «Газпром», о необходимых составляющих проекта «Южный поток».


"Кризис был вполне ожидаем, просто я не думал, что они посмеют в такой форме это сделать. Я бы не стал избегать таких терминов, как шантаж".

Игорь Артемьев, глава Федеральной антимонопольной службы, о действиях нефтяных компаний в период обострения дефицита на рынке моторного топлива


"Я посвятил компании 15 лет, и я буду вдвойне расстроен, если придется продать долю, это как продать часть своей жизни".

Виктор Вексельберг, член совета директоров и совладелец ТНК-ВР, об ориентировочном размере компенсации морального ущерба при продаже доли в компании.


Даже если ни одного рубля от восточных проектов государство не получит, зато регион получит рабочие места, сырье, повышение уровня жизни - это уже победа

Алексей Конторович, академик, директор Института геологии нефти и газа СО РАН, о новом подходе к экономике недропользования.


«Нам так и сказали: для большинства инвесторов уже нет БРИК — есть БИК».

Владимир Дмитриев, председатель Внешэкономбанка, о реакции иностранных инвесторов на ухудшение условий ведения бизнеса в России.


«Мы в Ливии из-за нефти. Все в конечном счете сводится к тем 5 млн баррелей нефти, которые мы ежесуточно импортируем из ОПЕК».

Эдвард Марки, член Палаты представителей США, о причинах участия американцев в военной операции против Ливии


"Я считаю, что это не инвесторы, а спекулянты, и мы им сделаем ручкой".

Сергей Шматко, министр энергетики РФ, о собственниках энергокомпаний, повышающих тарифы на электроэнергию.


"Он же гражданин России, я не знаю, шпион ли он. Он нормальный человек, хорошо разбирается в международной тематике".

Эдуард Худайнатов, президент «Роснефти», об участнике шпионского скандала Андрее Безрукове (он же Дональд Ховард Хитфилд), работающем, по неофициальным данным, советником главы компании.


"Вот ветряки, которые очень распространены во многих европейских странах казалось бы, совсем экологически чистый вид энергии, а между тем это не так. Они птиц убивают. Там такая вибрация - червяки на поверхность вылезают, я уже не говорю про всяких кротов".

Владимир Путин, премьер-министр РФ, о безальтернативности нефти и газа.


«Я их построил, этих газопроводов, многие тысячи километров и могу голову положить на отсечение — в любых условиях больше $2 млн за километр не стоит труба, если не брать, конечно <...> коррупционную составляющую».

Геннадий Шмаль, президент Союза нефтегазопромышленников России, бывший замминистра строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР, о стоимости строительства газопроводов «Газпрома».


"Сейчас смешно выглядит: мы одобряем какие-то иностранные инвестиции, а оказывается, это не иностранные, а наши собственные"

Игорь Сечин, заместитель председателя правительства РФ, о возможности одобрения правительственной комиссией по иностранным инвестициям сделки по приобретению «Русснефти» «Базэлом»


"Чтобы стать членом Европейского Союза, Украина должна набрать в долг столько денег, чтобы Европе просто некуда было деваться, и она забрала нас".

Лев Бирюк, народный депутат Украины, об украинском пути в Европу.


"Он показал мне карту, подготовленную его разведслужбами. Я взглянул на нее и сказал, что ему нужны другие разведывательные службы".

Министр обороны США Роберт Гейтс о беседе с Владимиром Путиным.


"Газовый рынок без конкуренции между производителями, с регулируемыми ценами, прогнозируемым сбытом и газпромовской вертикалью от скважины до потребителя в ЕС не актуален".

Михаил Корчемкин, глава East European Gas Analysis, об итогах борьбы «Газпрома» за место в Европе.


"Ямал, Штокман, Восточная Сибирь, газификация — эти проекты не снимаются с повестки дня. Но, с другой стороны, зачем мы будем сегодня рвать молодое сердце, вкладывать деньги в те объемы, которые не будут использоваться?".

Валерий Голубев, зампред правления «Газпрома», о новой стратегии в газовой отрасли.


"Люди - вот наша вторая нефть".

Сергей Иванов, вице-премьер, о приоритетах российской экономики.


"Надо выбрать приоритеты, по которым будем долбить и вкалывать".

Дмитрий Медведев, Президент России, о новой экономической стратегии правительства.


"План конкретный существует. Он утвержден. Больше того, он претерпевает постоянно изменения"

Игорь Шувалов, вице-премьер РФ, об антикризисных мерах российского правительства.


"Для того, чтобы доставить газ в Европу, надо пройти Украину, чтобы пройти Украину, надо накормить Украину… Для нас Украина никогда не была бизнесом. Для «Росукрэнерго» Украина была дотацией, это была цена и плата за то, чтобы все работало правильно".

Дмитрий Фирташ, совладелец «РосУкрЭнерго», о газовых отношениях России и Украины.


"Мы упустили в конце холодной войны стратегический шанс построить подлинное партнерство. Решили воспользоваться победой в холодной войне для триумфа и даже для унижения России. И получили неизбежный результат, имя которому Владимир Путин".

Падди Эшдаун, британский политик, президент Центра ЕС-Россия в Брюсселе, о причинах охлаждения в отношениях Запада и России.


"Самое главное, чтобы функциональные объемы, выставляемые на рынок, соответствовали отторгованным финансовым инструментам"

Игорь Сечин, вице-премьер правительства РФ, о необходимости сокращения поставок нефти на мировой рынок.


"Недропользователь должен выполнять условия лицензионных соглашений. Мы прежде всего должны смотреть вперед: а что же будет потом? Отзовем право на добычу, скважина запарафинится или замерзнет, выйдет из строя. И кому от этого будет польза? Точно не России".

Владимир Кириллов, глава Росприроднадзора, об отношении к недропользователям, не выполняющим лицензионные обязательства.


"Их ошибка в том, что они приняли высокие цены на нефть за свою гениальность в управлении экономикой".

Рори Макфокар (Rory MacFarquhar), исполнительный директор филиала Goldman Sachs в Москве, о российских проблемах управления.


"Если какие-то компании не справятся с выполнением лицензионного соглашения из-за того, что неправильно строили свою финансовую политику, государство будет иметь возможность еще раз продать права пользования месторождениями и получить дополнительные средства в бюджет".

Юрий Трутнев, министр природных ресурсов и экологии, о последствия финансового кризиса для недропользователей.


"Мы сошлись во мнении, что колебание цен на нефть не ставит под сомнение фундаментальный тезис о том, что эпоха дешевых углеводородов закончилась, и стороны будут исходить из этого в своей работе".

Алексей Миллер, председатель правления «Газпрома», о целях и задачах «газовой ОПЕК».


"Нам не нужны меры по ограничению добычи нефти больше, чем она у нас сама приостановилась".

Алексей Кудрин, министр финансов РФ, о необходимости координации действий с ОПЕК.


"Тот, кому мерещится свет в конце тоннеля, на самом деле видит огни приближающегося поезда".

Пеер Штайнбрюк, федеральный министр финансов Германии, о текущей фазе мирового финансового кризиса.


"Не может вся мировая экономика сидеть на одном печатном станке, и этот вопрос будет решаться в рабочем режиме, а не в режиме конфронтации".

Владимир Путин, премьер-министр РФ, о планах на будущее.


"У России накопился огромный потенциал для улучшения экономической системы. Основной результат, который получит Россия от падения нефтяных цен - снижение коррупции и сокращение государственного присутствия в экономике".

Андерс Аслунд, старший научный сотрудник Института международной экономики имени Питерсона (Вашингтон).


"Неизбежно придется добраться до священной коровы под названием экспорт газа... Россия - сначала, а потом Северный поток, Западный поток, Южный поток".

Анатолий Чубайс, бывший председатель РАО ЕЭС, о грядущем дефиците газа на внутреннем рынке.


"Я бы предложил им выставить на свободную продажу эти активы. Я думаю, что желающих работать при том налоговом бремени, которое уже сейчас существует, было бы очень много".

Алексей Кудрин, министр финансов РФ, о нефтяниках, требующих снизить налоги на свои нефтяные активы.


"Что могут сделать санкции против страны, поставляющей тебе товар?.. Вспомните, что они сделали с Украиной."

Бернар Кушнер, министр иностранных дел Франции, о возможности введения санкций ЕС против России.


"Обращаю внимание Алексея Борисовича Миллера на то, что нефтегазовые компании до сих пор испытывают определенные проблемы с доступом к вашим сетям... Испытывают, не надо качать головой."

Владимир Путин, председатель правительства РФ, об отношениях нефтяников и «Газпрома».


"Мы в целом работу ВР в России поддерживаем. Они вносят новые принципы и корпоративного управления, и технологии, и обучение персонала, и прозрачность. Нас это очень радует."

Игорь Сечин, вице-премьер РФ, об отношении к BP.


"Устойчивый уровень профицита бюджета в 8% ВВП в течение каждого из последних трех лет означает, что фактический уровень налогов в стране завышен как минимум на 8% ВВП."

Андрей Илларионов, экономист, бывший советник Президента РФ, о нефтяных доходах и налогах.


"Проблемы в России существуют в основном для энергетических компаний или, скорее, тех, которые занимаются добычей металлов и полезных ископаемых... У компаний, делающих мороженое или игрушки, большое преимущество."

Йерун ван дер Вир, главный исполнительный директор компании Shell, о статусе иностранных инвесторов в России.


"Во-первых, нужно правильно партнеров себе выбирать."

Дмитрий Медведев, президент РФ, о причинах затруднений, испытываемых BP в России.


"Они несколько лет назад создали совместное предприятие с распределением пакетов акций 50 на 50. Когда они это делали, а я присутствовал при подписании этих документов, я им сказал: не надо этого делать, договоритесь между собой, чтобы кто-то из вас имел контрольный пакет.
"

Владимир Путин, премьер-министр России, о конфликте в ТНК-BP.


"После того, как Медведева избрали, я неоднократно пытался до него дозвониться, но каждый раз меня соединяли с Путиным".

Михаил Саакашвили, президент Грузии, о попытках пообщаться с российским коллегой.


"У нас есть западный поток, северный поток, южный поток... Я считаю, что нам нужен российский поток. Спрос в России сильно растет."

Анатолий Чубайс, председатель правления РАО "ЕЭС России", о приоритетах «Газпрома».


"У нас больше 100 тысяч акционеров. Я владею сейчас менее чем 2%. Для получения данных из реестра у акционера должно быть не меньше 2,5%."

Владимир Богданов, генеральный директор «Сургутнефтегаза», на вопрос о том, известен ли ему состав акционеров компании.


"Баланс сил между транснациональными энергетическими компаниями и добывающими странами меняется, и не в нашу пользу. Игра идет вокруг технологий. Нам нужно быть нужными."

Паоло Скарони (Paolo Scaroni), генеральный директор Eni SpA, о новой роли majors в нефтяной отрасли.


"У России накопился огромный потенциал для улучшения экономической системы. Основной результат, который получит Россия от падения нефтяных цен, - снижение коррупции и сокращение государственного присутствия в экономике."

Виктор Зубков, председатель правительства РФ, о тарифах РАО ЕЭС по подключению малого бизнеса к электросетям.


"Чубайс и все организации оборзели полностью. Ни ФАС и никто не контролирует их работу".

Виктор Зубков, председатель правительства РФ, о тарифах РАО ЕЭС по подключению малого бизнеса к электросетям.


"Финансовые аргументы в пользу превращения подземных нефтяных богатств в надземное финансовое богатство чрезвычайно убедительны".

Стивен Джен (Stephen Jen), аналитик Morgan Stanley, о притоке нефтедолларов на мировые финансовые рынки.


"Интересы тех, кто взялся строить эту трубу, и интересы дела радикальным образом расходились. Те, кто взялся строить, хотели заработать и побольше любым способом".

Николай Токарев, президент «Транснефти», о прежнем руководстве компании, начавшем строительство трубопровода «Восточная Сибирь - Тихий океан».


"Мультинациональная империалистическая компания пытается нанести ущерб нашему нефтяному флагману. Но этот корабль продолжит плыть, наполненный нефтью".

Уго Чавес, президент Венесуэлы, о попытке ExxonMobil заморозить активы PDVSA.


"Самое главное, чтобы функциональные объемы, выставляемые на рынок, соответствовали отторгованным финансовым инструментам".

Игорь Сечин, вице-премьер правительства РФ, о необходимости сокращения поставок нефти на мировой рынок.


"Мы не собираемся конкурировать с «Газпромом», наша стратегия - газохимия, газоэнергетика и газоснабжение районов, в которых нет газпромовской инфраструктуры. Мы понимаем, что есть монополия и если мы будем делать что-то, что противоречит ее стратегическим интересам, нас разотрут в порошок".

Дмитрий Босов, председатель правления компании «Аллтек», об уровне конкуренции в газовой отрасли.


У «Газпрома» все хорошо с нефтью, у «Газпрома» все хорошо с нефтехимией, у «Газпрома» все хорошо со СМИ, у «Газпрома» теперь уже хорошо с углем. И только с одной мелкой деталью неважно – с газом. По-моему, это не совсем правильно.

Анатолий Чубайс, председатель правления РАО ЕЭС, о проблемах «Газпрома».


"Они признались мне, что не очень-то хотят этой сделки. Им приказали".

Билл Браудер, акционер "Газпрома", об отношении руководства компании к приобретению "Юганскнефтегаза".


"Государство не должно мешать бизнесу, не должно мешать экономике. Поэтому нам надо замки снимать вместе с дверями, а не ключ второй устанавливать".

Юрий Трутнев, министр природных ресурсов РФ, о притязаниях субъектов Федерации на второй ключ в недропользовании.


"Технические, интеллектуальные решения нужно искать на Западе. Представление, что мы сами на ровном месте что-то изобретем - оно нелепо".

Владислав Сурков, заместитель главы администрации Президента РФ, о творческом потенциале России.


"Не исключаю, что мы сделаем предложение по "Сахалину-1", от которого "Роснефть" не сможет отказаться экономически".

Александр Медведев, глава "Газэкспорта", о планах "Газпрома"


"Мы получили право на производство работ через три месяца после того, как их закончили".

Семен Вайншток, президент "Транснефти", о расширении Балтийской трубопроводной системы до 50 млн т в год.


"Я уже шесть лет в Москве, но ничего здесь не знаю, я только работаю".

Семен Вайншток, президент "Транснефти", о своем стиле руководства.


"Уверен, что я все верну. Не обязательно в форме активов. Деньги меня тоже устроят".

Леонид Невзлин, акционер ЮКОСа, о своих планах на будущее.


"Мы не допустим, чтобы Россия превратилась в страну, качающую нефть и газ".

Юрий Лужков, мэр Москвы, о приоритетах экономики.


"Это неприятно, конечно, но надо же понимать, что мы живем в стране, где правила игры непонятны... Идея неприкосновенности частной собственности, она ведь должна воспитываться с детства, а у нас ребенку дарят игрушку, а назавтра, если он плохо себя ведет, игрушку отнимают".

Михаил Фридман, глава «Альфа-Групп», о налоговых претензиях к ТНК-ВР.


"Падение может быть настолько быстрым, что мы даже не успеем это заметить".

Аркадий Дворкович, руководитель экспертного управления при Президенте РФ, о нефтяных ценах.


"По-моему, даже совсем небогатые люди уже поняли: разрушение крупнейшей нефтяной компании России в их кошельки ничего не прибавило, да и не для того делалось".

Михаил Ходорковский, подсудимый, о судьбе ЮКОСа.


"Оглядываясь назад, думаю, может, стоило тогда (в 1996 г.) допустить победу Зюганова? Уже не знаю".

Леонид Невзлин, акционер ЮКОСа, о своем отношении к российской власти.


"У нас, как говорится, все варится, но пока готовой продукции, к сожалению, еще нет, но мы исходим из того, что программа действий согласована, намечена и сейчас нужно просто концентрировать усилия на реализации поставленных задач. Нужно идти от целей и способов их достижения, не разводить всякий раз руками, ссылаясь на сложившийся порядок вещей, а создавать напряженную работу по поиску необходимых для реализации намеченных целей ресурсов, расширять круг наших возможностей".

Михаил Фрадков, премьер-министр, о работе правительства.


"У меня такой бюджет, что шаг влево, шаг вправо - расстрел".

Сергей Оганесян, руководитель Федерального агентства по энергетике РФ, о возможностях финансирования программ и проектов из государственных средств.


"Ныне профессиональная жизнь руководителей компаний напоминает жизнь первобытных людей - она неприятна, жестока и коротка".

Из доклада консалтинговой фирмы Booz Allen Hamilton о корпоративных реорганизациях в США.


"В России я покупаю не завод, а металлолом, большие социальные выплаты и проблемы, а также амбиции местного начальства, которое смотрит на меня, как на дойную корову".

Виктор Макушин, президент Промышленной группы МАИР, о проблемах инвестирования в российскую промышленность.


"Если кто-нибудь говорит вам, что компания транспарентна, значит готовится афера… Ясно, что хотя бы миноритарных акционеров будут кидать".

Сергей Кургинян, руководитель «Экспериментального творческого центра», о деловой этике в России.


"В России невозможно ничего украсть. Только украдешь, положишь - а там его уже нет".

Геннадий Гудков, председатель Госдумы по безопасности, о превратностях российской жизни.


"Россию надо сравнивать с другими производителями нефти вроде Ирана или Саудовской Аравии, а не с демократическими странами, такими как Дания или Голландия. После 80 лет коммунизма вы не превратитесь в либеральную демократию в мгновение ока. Столь романтическая идея лишена исторического основания".

Роберт Мабро, председатель Оксфордского института энергетических исследований, о подходе российских властей к управлению нефтегазовой отраслью.


"В 90-у годы российские акции котировались низко, потому что все боялись быть ограбленными олигархами. Сейчас все боятся быть ограбленными правительством".

Мартин Тейлор, менеджер британской инвестиционной фирмы Thames River Capital, об инвестиционном климате в России.


"В 2003 году я считал Россию безопасным для инвестиций местом. Последние данные, возможно, говорят о том, что мое суждение было преждевременным".

Ли Реймонд, глава ExxonMobil, об инвестиционном климате в России.


"При цене в 40 долларов за баррель нефтяной бизнес становится политикой".

Михаил Фридман, председатель правления Альфа-банка, о рисках, связанных с высокими ценами на нефть.


"Исходя из статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации, каждый законный собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения".

Счетная палата РФ о праве государства вернуть активы, незаконно приватизированные в ходе залоговых аукционов.


О Ходорковском я очень плохого мнения. Он как-то был в этом кабинете и сказал мне: "Мне очень жаль, дорогой мой! Но или вы заберете назад ваш закон, или мы вас прикончим".

Герман Греф, министр экономического развития и торговли, о "деле ЮКОСа".


"В российском лесу плохо развита транспортная инфраструктура".

Министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев.


"Буш абсолютный болван в политике, у которого отсутствует элементарная мораль. Он тиран, затмивший даже Адольфа Гитлера".

Министерство иностранных дел КНДР о действующем президенте США.


"Главным критерием является то, ради чего проводится сделка или последовательность сделок и каково их экономическое содержание. Если это осуществляется в целях бизнеса, а не экономии на налогах, это законно, легально и не подвергается сомнению. В противном случае государство должно препятствовать такому поведению".

Сергей Шаталов, заместитель министра финансов РФ, о разнице между "хорошими" и "плохими" схемами оптимизации налогов.


"Некоторые банки занялись откровенным рэкетом... Скажем, руководство "Альфа-Банка" повело себя как мелкий карточный шулер. Они ввели абсолютно незаконно, в одностороннем порядке, что если вы изымаете свой вклад, то платите банку 5 процентов".

Андрей Нечаев, президент Российской финансовой корпорации, о нововведении "Альфа-Банка".


"Арестованы только те активы, которые сегодня исследуются в суде в ходе обвинения. А где же другие? А где дивиденды, которые получены акционерами этой компании? Они огромные, они многомиллиардные. Где они, где эти денежки?"

Владимир Устинов, Генеральный прокурор РФ, о решении проблемы задолженности ЮКОСа.


"Если честно, то я бы охотнее вел дело в Лагосе, чем в Москве. По-моему, там шансов на справедливое решение было бы больше".

Адвокат Михаила Ходорковского Роберт Амстердам о правосудии российском и нигерийском.


"Люди настолько взвинчены из-за событий вокруг ЮКОСа, что готовы поверить практически всему. Сегодня в России два плюс два дает пять".

Кристофер Уифер, главный аналитик Альфа-Банка, о деле ЮКОСа и банковском кризисе.


"Да, неправомерно. Но ведь потребитель проглатывает".

Председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России, бывший министр топлива и энергетики Юрий Шафраник о правомерности роста цен на бензин в России.


"Если взять Сургут или Салехард - это одно, а рядом от Сургута переехал в Нефтеюганск - там картина совсем другая. Переезжаешь из Сургута в Нефтеюганск - это день и ночь, невероятно... Вот отношение бизнеса к территориям, на которых он трудится".

Владимир Путин, президент РФ, о социальной политике "Сургутнефтегаза" и ЮКОСа.


"Не позднее осени, если правительство у нас либеральное, нужно ввести такие налоги и рeнтныe платежи, чтобы нефтью было заниматься не более интересно, чем, например, машиностроением".

Виктор Макушин, президент промышленной группы "МАИР", о либеральных реформах в России.


"Правительство не преследует цели обобрать нефтяников до неузнаваемости".

Михаил Фрадков, председатель правительства, о стратегии налоговой реформы.


"В этом году состояние господина Ходорковского может значительно измениться. В любой стране опасно играть в игры с правительством".

Кристофер Форбс, вице-президент компании Forbes, о проблемах ЮКОСа.


"Даже и не думайте, что вы никогда не попадете в тюрьму".

Роман Абрамович, владелец "Сибнефти", о том, какой совет он мог бы дать молодым людям, желающим сделать состояние, ведя бизнес в России.


"Украинские олигархи – такие же, как и российские, только без денег".

Константин Григоришин, российский бизнесмен, об особенностях бизнеса в СНГ.


"Надо исходить из того, что у нас один президент, он же премьер-министр, он же глава администрации. Это его продолжения, его руки, ноги и прочие члены".

Дмитрий Тренин, заместитель директора Московского Центра Карнеги, о представителях исполнительной власти.


"Я хорошо помню ситуацию, когда они (представители ЮКОСа) приходили ко мне и прямо говорили о законах, которые были им невыгодны: "Алексей Леонидович, мы не позволим вам провести ваше решение через Госдуму, сколько бы нам это ни стоило".

Алексей Кудрин, вице-премьер РФ, о причинах давления на ЮКОС.


"Возникает естественный вопрос: как стало известно вчера, за весь год благотворительный фонд помощи бездомным детям России собрал по всей стране всего один миллион долларов, но сотни миллионов долларов тратятся на покупку футбольного клуба. У нас давно есть вопросы к Роману Абрамовичу в моральном плане, а сейчас мы посмотрим, как он работал в качестве губернатора".

Сергей Степашин, глава Счетной палаты, о предстоящей проверке Чукотского округа.


"Председатель правительства назначается председателем комиссии по борьбе с коррупцией. Это все равно, что вурдалака назначить председателем станции переливания крови".

Григорий Явлинский, политик, о новом назначении Михаила Касьянова.


"Если бить обухом одновременно по всем, то это ничего, кроме ухудшения инвестиционного климата, не вызовет. Люди должны иметь представление, как и зачем это делается, чтобы у них не возникало ощущения обделенности".

Антон Данилов-Данильян, начальник экономического управления Администрации президента, о налоговых расследованиях в отношении нефтяных компаний.


"Внешняя торговля питается главным образом продажей за границу сырых произведений, всецело подверженной стихийным влияниям... изменчивых условий. При таких обстоятельствах благосостояние населения не может быть ни высоким, ни устойчивым".

Сергей Витте, министр финансов Российской империи, о сырьевой зависимости национальной экономики (февраль 1900 г.)


"Никогда люди не врут так много, как перед выборами, во время войны и после охоты".

Отто фон Бисмарк, канцлер Германии, о политическом моменте.


"Когда начинают "наезжать" на нефтяной комплекс и за горло берут, у меня возникает двоякое чувство. С точки зрения развития нефтяного бизнеса, это ужасно, с точки зрения стабильности в стране - это необходимо. Что, люди голодать, что ли, должны?".

Семен Кукес, председатель правления ЮКОСа, об отношениях государства и нефтяной отрасли (интервью 1998 г.).


"Никто не ставит сроков в делах любви. Победа в этих делах - терпение".

Су Шулинь, вице-президент китайской нефтегазовой национальной корпорации (CNPC), о проекте строительства трубопровода Ангарск-Дацин.


"Убежденность [американской, английской и европейской общественности] в том, что либерально-демократическое гражданское общество в России может быть построено на средства корпоративных гангстеров, оказалась абсурдной".

Джон Дизард (John Dizard), аналитик The Financial Times, о событиях вокруг ЮКОСа.


"Каменный век окончился не потому, что иссяк запас камней. И нефтяная эпоха завершится задолго до того, как исчерпают всю нефть".

Шейх Заки Ямани, бывший министр нефти Саудовской Аравии.


"Американская поддержка клана Алиевых дает понять, что администрация США не извлекла никаких уроков из мотивированной нефтяными интересами поддержки иранского шаха, Саддама Хусейна и саудовских правительств".

Редакционная статья The New York Times о легитимности избрания нового президента Азербайджана.


"Все минеральные ресурсы, которые есть в России, принадлежат не какому-то предприятию, не конкретному человеку, а гражданам России, и если какое-то предприятие нанялось доверительно обслуживать управление ресурсами, это не значит, что они могут приватизировать нашу прибыль".

Борис Грызлов, министр внутренних дел РФ , о новой модели отношений государства с недропользователями.


"Чем скорее такие персонажи, как Ходорковский, уйдут с экрана, тем лучше для России. В этом случае капиталовложения в России покажутся гораздо более привлекательными для таких компаний, как Exxon, Shell и ChevronTexaco".

Фадель Гейт, аналитик нью-йоркской компании Fahnestock & Co, владеющей пакетом акций ExxonMobil, об аресте главы ЮКОСа.


"Предупредительных выстрелов было достаточно. Все мы думали, что Ходорковский остережется. Но если ты вырос в коммуналке, а затем стал обладателем 8 млрд долларов, нетрудно потерять чувство пропорции. Нет никаких рациональных объяснений тому, почему он не остерегся".

Эрик Крауз (Eric Kraus), старший аналитик Sovlink, о драме Ходорковского.


"Нефть - единственное, что есть у арабских стран из того, что нужно всему миру, и сокращение добычи нефти может быть использовано как оружие, защищающее интересы мусульман".

Махатхир Мохамад, премьер-министр Малайзии, о национальной гордости арабов.


"В прозрачной компании не прячут документы в детских приютах и в наспех сделанных депутатских кабинетах. Так и напрашивается вопрос: деньги-то не воровские?"

Юрий Бирюков, заместитель Генерального прокурора РФ, о сути претензий к ЮКОСу.


"Нефть разрушает политику страны и ожидания людей. Она подрывает способность государства должным образом распределять общественное богатство, приводит к концентрации власти в руках немногих людей, выхолащивает демократию... Посему в России вызревает очень деструктивная ситуация. Ваша страна стоит на пороге множества вызовов".

Мойзес Наим, вице-президент Всемирного банка, о нефтяной зависимости экономики России.



Цитаты 1 - 155 из 155
Начало | Пред. | 1 | След. | Конец По стр.

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия