Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Сроки окупаемости – основная проблема российских проектов СПГ

07.11.2013


Источник: "Вести"

Руководство России озвучивает планы по наращиванию к 2020 г. доли в мировых поставках СПГ с сегодняшних 4,5% до возможных 10%. Для этого готовятся к реализации многочисленные проекты по строительству заводов сжиженного природного газа, принимается решение о либерализации поставок СПГ на зарубежные рынки. Насколько реальны планы ускоренного роста поставок СПГ и каковы возможные препятствия для их осуществления?

Добыча сланцевого газа в США вывела их из круга потенциальных покупателей российского газа и сильно подкорректировала, отодвинув в будущее, планы "Газпрома" по освоению Штокмановского газоконденсатного месторождения. Более того, сланцевый газ уже перенаправил энергетические потоки. В частности, произошло выдавливание из США угля, который направляется в Европу и снижает энергетические потребностей Старого Света.

В настоящее время Россия обратила взоры на Юго-Восточную Азию, сделав упор на восточных программах поставок углеводородов. Наиболее перспективным рынком там является рынок бурно растущей экономики Китая. В значительной мере на растущий китайский спрос ориентирована восточная газовая программа России.

В рамках нее предусматривается освоение новых месторождений, прокладка трубопроводов и строительство новых заводов по получению сжиженного природного газа (СПГ). Для этого предусматриваются колоссальные инвестиции, готовятся долгосрочные контракты. Так, для заполнения мощностей будущего завода - Владивосток СПГ - осуществляется прокладка газопровода и начиналась промышленная разработка Киринского месторождения на шельфе Сахалина.

Однако в Китае, так же как и в США, сейчас начали проводить активную программу по разработке сланцевых месторождений. Не произойдет ли по этой причине частичная потеря еще одного потенциального покупателя и не станут ли в связи с этим проекты СПГ избыточной обузой для наших сырьевых компаний?

Вопрос о том, не будут ли потрачены средства на потенциально простаивающие мощности, далеко не праздный. Так, в Европе зачастую только частично используются трубопроводные мощности, очень далеки до заполнения терминалы регазификации по приемке поставок сжиженного газа (поставки СПГ в Европу в 2012 г. снизились на четверть).

В США совсем не используются построенные огромные мощности регазификации. На Украине в текущем году наполовину пустуют подземные газовые хранилища. Да и у нас много примеров неэффективности или убыточности работы дорогостоящих объектов. Поэтому сейчас важно не получить простаивающие мощности СПГ на задуманных многочисленных проектах: Владивосток СПГ (5 млн тонн СПГ в год с перспективой выхода на 15 млн т), Ямал СПГ (5,5 млн. т. с выходом на 16,5 млн. т.), Печера СПГ (2,6 млн. т.), Балтийский СПГ, а так же планируемый новый СПГ Роснефти (5 млн. т.) в дополнение к двум действующим линиям газпромовского Сахалин СПГ (9,6 млн т). Такие вопросы более чем уместны, особенно с учетом снижений мировых объемов поставок СПГ в 2012 г., а также больших планов по строительству СПГ в ряде стран и в первую очередь мощной программы строительства СПГ в Австралии.

Предыстория и текущее состояние рынка СПГ

СПГ получают из природного газа путем сжатия с последующим охлаждением. При сжижении природный газ уменьшается в объеме в 600 раз. В результате концентрация энергии в единице объема СПГ оказывается лишь в 1,65 раза ниже, чем у нефти. По концентрации энергетического продукта на единицу веса СПГ занимает первое место среди ископаемых топлив: 1 тонна СПГ (1360 м3 газа) при сжигании выделяет 48,6 млн британских термических единиц (МБТЕ) и эквивалентна 1,22 т нефти, или 2,5 т угля. За счет высокой плотности содержащейся в СПГ энергии становится возможной и выгодной перевозка сжиженного газа по океану на большие расстояния.

Первое сжижение метана было осуществлено более ста лет назад, но завод СПГ для коммерческого использования был построен в Огайо лишь в 1941 г. Первый танкер для перевозки сжиженного газа построили в Луизиане в 1959 г., и в этом же году были осуществлены первые поставки СПГ из США в Великобританию и в Японию. Регулярные коммерческие поставки сжиженного газа стали осуществляться во второй половине 60-х гг. Поставки СПГ в последние десятилетия растут опережающими темпами и со временем смогут объединить локальные рынки, создав единый газовый рынок наподобие мирового рынка нефти, тем более что разорванность рынков и сильное различие цен газа в разных регионах создают для этого мощные экономические стимулы.



Особенно быстро рынок СПГ развивался в последние два десятка лет. С 1991 г. объемы мировой торговли СПГ увеличились в 4 раза и достигли к 2011 г. 329,8 млрд. м3, что составляет чуть меньше трети всей международной торговли газом. Темпы роста поставок СПГ превышают темпы роста поставок газа по трубопроводам. И если объемы импорта газа по трубопроводам в 1995 г. превышали поставки СПГ в 4 раза, то в 2011 г., по данным ВР, объемы экспорта СПГ составляли уже 47% от экспорта газа по трубам.

В 2012 г. произошло небольшое уменьшение поставок СПГ, в основном за счет снижения поставок СПГ в Великобританию, США и Францию. (В США это было связано с ростом добычи собственного газа, в Великобритании и Франции - в связи с увеличением поставок газа по трубопроводам.) Следует отметить, что в 2012 г. Европа снизила суммарное потребление газа, произошло снижение на четверть суммарных поставок СПГ на европейский рынок. А вот страны ЮВА продолжают наращивать импорт СПГ.

Крупнейшим потребителей СПГ в мире является Япония. В 2012 г., в том числе за счет аварии на Фукусиме и закрытия атомных энергоблоков, импорт СПГ в Японию вырос еще на 11% и составил 36% всего мирового объема поставок СПГ. На трех крупнейших потребителей СПГ Азии - Японию, Южную Корею и Китай - приходится чуть менее 60% всего мирового рынка СПГ. Крупнейшим поставщиком СПГ на рынок в настоящее время является Катар, доля которого на рынке составляет 32% от всех поставок.

Перспективы спроса на планируемые новые проекты СПГ

Рынок СПГ продолжает стремительно расширяться. Спрос на поставки СПГ в мире в последние 30 лет удваивается каждое десятилетие. Ожидается, что до 2030 г. произойдет рост потребления СПГ до 500 млн тонн в год. Растущие запросы на СПГ будут предъявлять традиционные потребители газа. Ожидается скорое удвоение роста потребления СПГ в Европе. Крупнейшие потребители Азии - Япония и Корея - тоже увеличат свои запросы, но особенно быстро будут наращивать спрос новые потребители газа в странах ЮВА. Можно особо выделять перспективные рынки Китая и Индии.

Однако предложение СПГ будет расти не менее впечатляющим темпом (даже несмотря на принятый с 2005 г. в Катаре мораторий на увеличение добычи газа). Для обеспечения растущих потребностей в ближайшие четыре года в мире будет запущено около трех десятков линий по сжижению более 150 млрд м3 газа. Больше половины объемов новых СПГ планируется запустить в Австралии. Действующие там три завода позволяют стране в настоящее время производить 24 млн тонн СПГ. Однако за 4 года объемы производства вырастут еще на 62 млн тонн, что позволит стране отгружать 86 млн тонн в год (117 млрд м3) газа и выйти на первое место в мире по объемам поставок СПГ. Австралия делает газовый рывок. Там будут строить плавучие заводы по получению СПГ, что имеет интересную перспективу для шельфовых месторождений, планируется начать промышленное использование газа метановых пластов.

Действующие с 2009 г. две линии российского завода "Сахалин СПГ" обеспечили в 2012 г. нашей стране долю в 4,5% мировых поставок СПГ. Но если на этом остановиться, то из-за бурного роста поставок из других стран доля России за несколько лет "уполовинится", снизившись до 2%. А вот планирующийся запуск новых проектов СПГ в России (Владивосток, Ямал, Печора, Балтика и проект "Роснефти" на Сахалине) может увеличить долю нашей страны в мировой торговле СПГ до 10%. "Газпром" озвучивал планы доведения доли поставок СПГ из России до 15% мирового рынка. Однако на этом пути далеко не все гладко, и потенциальных угроз едва ли не больше, чем у поставок "трубного" газа в Европу.

Себестоимость получения СПГ и об экономике проектов.

Для проектов российских СПГ будет характерна относительно высокая величина удельных капитальных вложений на производство тонны продукции. Немного утешить может то, что и в мире происходит постепенный рост удельных капиталовложений на строительство мощностей по производству СПГ, а у Австралии такие проекты могут оказаться в среднем еще дороже наших.

Если ранее затраты на строительство завода СПГ составляли от $250 до $500 на тонну СПГ в год, то для строящихся заводов СПГ удельные затраты вырастут в 2-3 раза, а в новые проекты закладываются уже величины порядка $1 тыс. и более долларов за тонну СПГ. Рост удельной стоимости происходит как за счет общей инфляции доллара, роста цен на различные материалы и стоимости энергоносителей, а также за счет растущих дополнительных затрат на повышение надежности линий по производству СПГ.

Если в оценку строительства входит еще и сопутствующая инфраструктура, то затраты могут возрастать кратно. Так, "Роснефть" и ExxonMobil планируют построить на Сахалине завод СПГ производительностью 5 млн тонн за суммы порядка $15 млрд. Кроме того, для поставок газа требуются серьезные капитальные затраты на танкерный флот и инфраструктуру регазификации. А еще газ нужно найти, добыть и подвести по трубопроводам к заводу СПГ. Для Ямал СПГ суммарные инвестиции в проект оцениваются в $20 млрд (и это еще без учета вложений в транспортную инфраструктуру, с которой обещает помочь государство).

Для завода "Владивосток СПГ" плечо поставок газа с месторождений Сахалина составит 1800 км, а для поставок газа с месторождений Якутии и Красноярского края и того больше. А это тоже большие вложения, которые с учетом трудного рельефа, бездорожья и некоторых наших особенностей становятся просто огромными. Еще нашим поставщикам приходится помнить об огромных капитальных затратах по разработке месторождений в трудных климатических условиях. Недаром же себестоимость трубного газа при поставках в Германию "Газпром" оценивает на уровне $150-200 за 1 тыс. м3.

Доставка газа к потребителю в виде СПГ будет добавлять к себестоимости добычи и прокачки газа по подводящему трубопроводу дополнительные затраты на сжижение (от $50 до $100 за 1тыс. м3) и транспортировку от ($30 до $150 за 1 тыс. м3 в зависимости от расстояния). Стоимость регазификации добавит еще около $10-20 за 1 тыс. м3. Например, закупив в США газ по цен $4 за МБТЕ ($140 за 1 тыс. м3), экономически оправданным поставлять его в Азию можно лишь по цене не ниже $10 за МБТЕ ($350 за 1 тыс. м3).

Поскольку инфраструктура поставок СПГ является очень дорогостоящей, то поставщики газа предпочитают работать по долгосрочным контрактам, которые заключаются на 10-20 лет. На такие контракты, по данным Международного газового союза, приходится до 75% всех поставок СПГ. Так, крупнейшие покупатели СПГ в Азии - Япония и Южная Корея - за последние 4 года заключили долгосрочных контрактов на поставки 65 млн т СПГ в год. Китай за 2009-2011 гг. законтрактовал поставки на 100 млрд м3 газа в год.

За счет долгосрочности контрактов балансируются планы строительства инфраструктуры как на стороне поставщика, так и на стороне потребителя. Но экономическая ситуация изменяется, и жизнь заставляет вносить коррективы в долгосрочные планы. В том числе изменяются планы и возможности по поставкам и отбору газа. В таких случаях и продавцам, и покупателям полезно иметь возможность продажи на спотовом рынке. Доля спотовой торговли СПГ со сроками контрактов до 4 лет сейчас составляет не более четверти, но имеет тенденцию к повышению. Этому способствует гибкость морских маршрутов поставок.

Взоры на Китай

Повышенная гибкость поставок СПГ очень полезна, особенно при изменениях трендов спроса и предложения. Добыча сланцевых газов в США показала возможные скорости изменения обстановки, а угрозы возможных поставок СПГ из США нависают не только над европейским, но, в не меньшей степени, и над азиатским рынками. В США и Канаде подано заявок на строительство СПГ заводов общей производительностью до 270 млн тонн в год. Скорее всего, большая часть их не будет реализована, но рассматривать такую угрозу возможного изменения конъюнктуры на рынке СПГ просто необходимо.

Особенно быстро изменяется обстановка в Китае, и в том числе изменяются со временем его энергетические потребности. Так, в связи с началом массовых работ по добыче сланцевых газов Китай в 2012 г. приостановил заключение новых контрактов на поставки газа. В Китае ориентировались в основном на опыт США, где рост добычи энергоносителей из сланцевых пород за десятилетие сильно изменил энергетические балансы. Там из сланцевых пород на сегодня добывается уже до трети всего производства газа и обеспечивается весь прирост добычи нефти.

Планы Китая по освоению технологии добычи из сланцев тоже были громадными, тем более что добыча осуществляется совместно с имеющей опыт таких работ компанией Shell. Так, государственная компания Sinopec ориентирована на добычу газа в богатом газом бассейне Сычуань и планирует в ближайшие годы достичь добычи около 1 млрд м3 в год. Однако добыча сланцевых газов в Китае уже стала приносить разочарование. За счет глубокого залегания сланцевых пород на бурение одной скважины требуется около 3 месяцев и более $15 млн.

Выступая в октябре 2013 г. на глобальном саммите по добыче нетрадиционного газа, главный геолог Sinopec выразил надежду, что себестоимость бурения можно будет еще немного снизить, но она все равно останется примерно в два раза большей, чем средняя стоимость бурения в США.

Sinopec в 2012 г. произвела в общей сложности 70 млн м3 сланцевого газа и, как ожидается, сможет произвести около 100 млн м3 в 2013 г. Это очень мало по сравнению с потребностями страны. А множество других китайских компаний, ринувшихся на добычу сланцевого газа, пока вообще не могут похвастаться успехами. Энтузиазм по добыче сланцевого газа в Китае явно пошел на убыль. (Существенная часть проблем добычи носила чисто технический характер, а затем стали подступать вопросы недостатка финансирования.) Перспективы добычи газа из сланцевых пород в Китае оказались не такими обнадеживающими, как это казалось поначалу.

Проблемы энергобаланса Китая обостряются замедлением темпов роста добычи угля. Если в предыдущее десятилетие с 2002 по 2011 гг. средний ежегодный рост добычи угля составлял 9,2%, то в 2012 г. прирост составил скромные 3,8%, что существенно ниже темпов роста экономики. А в январе-июне 2013 г. Китай и вовсе сократил на 3,7% добычу угля по сравнению с аналогичным периодом 2012 г. Для компенсации выпадающего предложения Китай в последние годы стремительно наращивает импорт угля. Поставки осуществляются из Австралии, Индонезии, Монголии, России, Южной Кореи, Южной Африки и ряда других стран.

За 2012 г. импорт угля в КНР вырос на 29,8% (!), а по итогам января-июля 2013 г. поднялся еще на 13,7%. Это очень тревожная тенденция, тем более что, по уверениям геологов, Китай приблизился к пику добычи угля. Значимость предстоящих в связи с этим изменений невозможно переоценить. Дело в том, что в Китае осуществляется почти половина мировой добычи угля, а его доля в энергобалансе Поднебесной составляет около 70%. Снижение добычи угля Китаем лишь на 10% приведет к необходимости найти на мировых рынках дополнительные более 750 млн тонн нефтяного эквивалента.

Возможное снижение собственной добычи угля в Китае приведет к колоссальным изменениям в мировых энергопотоках. При снижении добычи угля, кроме наращивания его импорта из других стран, Китай будет вынужден замещать его другими источниками энергии. В том числе будет происходить рост потребления нефти и газа. Но нарастить собственную добычу нефти и газа Китай такими темпами, конечно, не может. Китай увеличивает закупки нефти, и средний темп роста поставок с 2000 г. составляет 14,2%. Еще быстрее стали расти поставки газа. В 2012 г. они выросли на треть. В октябре 2013 г. были заключены новые контракты по поставкам нефти из России. Китай готов потреблять новые объемы СПГ с наших планируемых заводов.

Спрос в ЮВА будет расти как у традиционных потребителей СПГ (Япония, Южная Корея), так и у многих других стран (включая Китай, Индию, Вьетнам), только недавно распробовавших прелести "голубого топлива". Можно утверждать, что спрос на СПГ российского производства будет обеспечен. Главный вопрос состоит в том, чтобы не сделать проекты слишком дорогостоящими, отодвинув горизонт окупаемости в слишком далекое и туманное будущее. А для закрепления на новых рынках требуется, чтобы наши заводы СПГ не стали "маржинальным поставщиком", которым пользуются только тогда, когда нет возможности приобрести СПГ у других продавцов.

Российским компаниям, создающим новые СПГ, нужно очень постараться, чтобы не выскочить со стоимостями проектов за разумные сроки окупаемости. Принимаемая либерализация зарубежных поставок СПГ и возникающая в связи с этим конкуренция способны помочь созданию более эффективных и экономичных проектов. А вот за социальную значимость по газификации Дальневосточного региона и создание соответствующей инфраструктуры компании вправе рассчитывать на компенсации государства и местных бюджетов. Остается только открытым философский вопрос о том, зачем же нашему государству вкладывать огромные деньги, например, в инфраструктуру Ямала, если кроме поставок газа она больше никуда не сгодится?


Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия